Банки увидели конфликт интересов в антиотмывочном «светофоре» от ЦБ

0
79

Банки увидели конфликт интересов в антиотмывочном «светофоре» от ЦБ

Участники рынка поставили под сомнение ключевой принцип платформы ЦБ «Знай своего клиента». Они видят конфликт интересов в том, что регулятор будет сам делить бизнес на группы риска и надзирать за антиотмывочной политикой банков

Банки увидели конфликт интересов в антиотмывочном «светофоре» от ЦБ

Вид на здание Центрального Банка РФ

Вторая версия законопроекта о создании антиотмывочной платформы на базе Банка России вновь вызвала неоднозначную реакцию участников рынка. Документ вносился в ноябре прошлого года, но потом был отозван из Госдумы из-за критики и внесен с доработками. Банки называют изменения символическими и считают, что предлагаемые поправки в законодательство могут нарушить конституционные права их клиентов, повлечь дополнительные расходы на контроль за сомнительными операциями, а главное— создать конфликт интересов в самом ЦБ.

Такой отзыв на документ Национальный совет финансового рынка (НСФР, в его работе участвует большинство крупнейших банков) 11 марта направил в ЦБ, Госдуму, Совет Федерации, Минфин, Минюст и Росфинмониторинг. Замруководителя совета Александр Наумов подтвердил факт отправки отзыва. Представитель ЦБ сказал РБК, что письмо еще не поступило, а новая версия законопроекта «поддерживается бизнес-объединениями и большинством банков».

Зачем нужна единая система маркировки подозрительных клиентов

Банк России объявил о планах создать единую платформу для оценки риска проведения сомнительных операций в банковской системе в 2018 году. Осенью 2019-го стали известны первые очертания концепции: платформа будет называться ЗСК («Знай своего клиента»— по аналогии с международной аббревиатурой KYC, know your customer). Предполагалось, что ЦБ станет проводить скоринг банковских клиентов по критериям риска и относить их к трем зонам по принципу светофора(красной, желтой и зеленой). Кредитные организации должны будут учитывать оценку регулятора при работе с компаниями.

Документ вызвал критику участников рынка и Счетной палаты. Как писал «Коммерсантъ», их, в частности, не устроили возможность безусловной блокировки средств клиентов из красной зоны, а также изъятие замороженных средств в бюджет. Этот механизм противоречит Конституции, поскольку никто не может быть лишен имущества иначе как по решению суда, говорилось в отзыве Счетной палаты.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  ФСБ показала видео задержания по делу о подготовке покушения на Лукаше

После доработки из нового документа исключили распределение клиентов в группы по цвету, оставив лишь уровень риска (высокий, средний, низкий). А в тексте появилась формулировка о том, что кредитные организации вправе использовать оценку ЦБ в качестве дополнительного фактора. Изначально предполагалось, что отнесение клиента к красной группе Банком России влечет обязательный отказ в проведении операции.

В ЦБ считают, что платформа ЗСК позволит снизить нагрузку на добросовестный бизнес, а также расходы банков на контроль сомнительных операций.

Аргументы рынка и возражения властей

Несмотря на то что проект внесли заново, в реальности для участников рынка он сильно не изменился, говорит Наумов: «Основной риск, который видят банки именно в этом документе,— то, что их пытаются сделать частью пенитенциарной системы. Кредитные организации— это не суд, не прокуратура и не МВД, банк не может оценивать клиента с точки зрения того, преступник он или нет. А уж тем более банк не может быть наделен правом без суда карать клиентов, закрывать счета и не возвращать остатки средств, как того требует ст. 859 Гражданского кодекса». В отзыве НСФР говорится, что такой подход может нарушить право граждан и организаций на свободное распоряжение своим имуществом и противоречит Конституции.

Банки увидели конфликт интересов в антиотмывочном «светофоре» от ЦБ

«Новая редакция расширяет понятие «подозрительных операций» от спектра «отмывание денег» до более широкого. При отсутствии «правоохранных» знаний и компетенций это несет риск создания ненамеренных препятствий для добросовестных предпринимателей»,— соглашается комплаенс-специалист банка из топ-10.

Еще один чувствительный момент— участие самого Банка России в отнесении клиента к той или иной группе риска. Это может привести к возникновению конфликта интересов внутри регулятора, считают в НСФР. ЦБ является надзорным органом и оценивает, как банки соблюдают антиотмывочные нормы. Если, будучи регулятором, ЦБ станет «непосредственным участником оценки риска клиента», он будет вынужден контролировать собственную работу, говорится в письме.

«Законопроект соответствует Конституции и не создает конфликта интересов внутри Банка России»,— прокомментировал представитель ЦБ. Он подчеркнул, что текущая версия позволяет банкам самостоятельно оценивать клиентов, а платформа ЗСК будет «дополнительным информационным ресурсом».

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Пандемия коронавируса. Самое актуальное на 30 июня

Собеседники РБК в банках утверждают, что кредитные организации врядли будут спорить с регулятором в вопросе комплаенса: в итоге позиция ЦБ может «вытеснить» собственную оценку банков, а это противоречит рекомендациям FATF (Международной группы разработки финансовых мер по борьбе с отмыванием денег).

Банк, получивший сигнал от ЦБ, скорее всего, будет ему следовать, соглашается вице-президент Ассоциации банков России Алексей Войлуков. «Некий конфликт интересов всеже присутствует. Центральный банк на основе разной информации определяет риск-профиль клиента, «раскрашивает» в какой-то цвет, а потом это доводит до банка. Но на себя он не берет ответственность за то, что конкретно этот клиент плохой,— решение остается за кредитной организацией. При этом, когда клиент начнет судиться, ответчиком будет не Центральный банк, а коммерческий. Получается, что решение принимает ЦБ, а риски переносятся на участников рынка»,— поясняет он. Войлуков отметил, что банки— участники его ассоциации смотрят на законопроект «с осторожностью», но готовы обсуждать его доработку.

Кредитные организациитакже не уверены, что платформа ЗСК поможет им сэкономить на комплаенс-процедурах. По словам Наумова, новый механизм взаимодействия потребует доработки автоматизированных систем банков и серьезных вложений. Банкам придется оценивать риски не только самого клиента, но и его контрагентов по каждому платежу, а это «непомерные затраты», подчеркивает он. Вопрос расходов беспокоит и Ассоциацию банков России. Участники рынка, в частности, обсуждали на рабочих группах, что из норм законопроекта нельзя определить, за счет чего банки смогут снизить траты на комплаенс.

Глава комитета по финансовому рынку Анатолий Аксаков заявил РБК, что основные недочеты первой версии законопроекта устранены, а новый подход «не несет рисков». По его словам, заключение правительства по проекту еще не получено. «Как только получим— сразуже вынесем законопроект на рассмотрение. Если это произойдет в ближайшее время, то мы готовы в марте рассмотреть»,— добавил депутат. Представитель Минфина сообщил, что ведомство изучает вторую версию законопроекта и «позиция по нему вырабатывается». В Минюсте также подтвердили рассмотрение документа.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Министр в Забайкалье извинилась за фразу «поесть и поспать в больнице»

Как на конфликт интересов смотрят юристы

Аргумент рынка про уязвимость позиции самого ЦБ— слабый, считает управляющий партнер юридического бюро «Замоскворечье» Дмитрий Шевченко: «У Банка России вообще двойственный статус по правовой природе, он сочетает в себе несочетаемые вещи, что всегда являлось предметом многочисленных дискуссий и научных работ. Но тем не менее мы имеем то, что имеем, и это работает».

Он также отмечает, что банки сейчас ограничивают доступ клиентов к средствам на счетах на основе собственных правил ПОД/ФТ (противодействие отмыванию денег и финансированию терроризма). «Правовых рисков из-за решений регулятора тут тоже не может быть, поскольку сам закон ограничивает ответственность банков по решениям, принятым в рамках закона о противодействии легализации»,— поясняет юрист.

«Законопроект претерпел лишь косметические изменения в части формулировок предлагаемых норм, не затронув их смысла»,— говорит управляющий партнер юридической фирмы Enterprise Legal Solutions Юрий Федюкин, называя возражения банков справедливыми. «Уже сейчас во внесудебном порядке коммерческие организации по своему усмотрению, без санкции суда могут в одностороннем порядке отказаться от установленных договором с клиентом обязательств и заблокировать принадлежащие ему денежные средства. Законопроект о создании ЗСК не только не предлагает разрешения уже сложившейся противоречивой ситуации, но и способен только усугубить ее»,— подчеркивает эксперт.

Исключение из законопроекта категорий риска, которые были распределены по цветам светофора, носит косметический характер, соглашается партнер юридической фирмы «Арбитраж.ру» Владимир Ефремов: «ЦБ продолжает настаивать на субъективной дифференциации всего бизнеса страны по уровням риска и введении существенных ограничений для отнесенных к высокому уровню риска компаний». Он также считает, что конфликт интересов внутри Банка России «еще шире». «Механизм реабилитации компаний, которые ЦБ отнесет к высокому уровню риска, осуществляется в межведомственной комиссии при ЦБ, которую возглавляет зампред Центробанка. То есть фактически сотрудники ЦБ будут рассматривать жалобы на самих себя»,— заключает Ефремов.

Юлия Кошкина