Представитель Магомедова рассказал о переговорах о продаже доли в FESC

0
217

Представитель Магомедова рассказал о переговорах о продаже доли в FESCO

Летом 2020 года представитель Зиявудина Магомедова вел переговоры о продаже последнего актива бизнесмена — 32,5% FESCO — с партнером Михаила Рабиновича. Сделка не состоялась, а Рабинович купил долю в этой транспортной группе у TPG

Представитель Магомедова рассказал о переговорах о продаже доли в FESC

Шагав Гаджиев, родственник арестованного бизнесмена Зиявудина Магомедова, представлявший его интересы в совете директоров транспортной группы FESCO, заявил РБК, что летом 2020 года вел переговоры о продаже последнего актива Магомедова— доли в FESCO (32,5%)— с партнером Михаила Рабиновича Андреем Севериловым.

«Непосредственно с Рабиновичем такие переговоры не велись. Летом 2020 года я встретился с Севериловым, представившимся как доверенное лицо Рабиновича. В ходе встречи мне было предложено продать пакет Зиявудина Гаджиевича в FESCO по цене значительно ниже рынка»,— утверждает Гаджиев. По его словам, после отказа принять предложение и продать долю в FESCO eму было сказано, что «они (представители Рабиновича. — РБК) используют «силовые методы», что фактически и произошло».

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  В Кремле запланировали новое обращение Путина к гражданам

Представитель Магомедова рассказал о переговорах о продаже доли в FESC

«Мы встречались с Шагавом Гаджиевым лишь однажды, летом, по его инициативе, он пытался прояснить позицию в отношении начатых сделок покупки пакетов транспортной группы FESCO у ряда акционеров и вопросы будущего партнерства»,— передал РБК через пресс-службу FESCO Cеверилов, который 26 ноября возглавил ее совет директоров. По его словам, в ходе этой встречи Гаджиев повел себя «неадекватно» и пытался разговаривать в повышенном тоне. «Никаких угроз «силового захвата» не было, это ложь. Наоборот, с его стороны звучали намеки о возможных негативных последствиях для новых акционеров в случае завершения таких сделок. Восприняв это как угрозу, я закончил встречу»,— отметил Северилов.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  «Cибур» договорился об объединении активов с татарским ТАИФ

Представитель Магомедова рассказал о переговорах о продаже доли в FESC

По словам Северилова, он не является и не представлялся Гаджиеву «доверенным лицом» Рабиновича. С Михаилом Рабиновичем нас связывают долгосрочные деловые партнерские отношения, отметил бизнесмен. В частности, Северилову принадлежит 20% Холдинговой компании «Давинчи», а 80%— Рабиновичу, следует из данных СПАРК.

Представитель Магомедова рассказал о переговорах о продаже доли в FESC

Читайте на РБК Pro

Представитель Магомедова рассказал о переговорах о продаже доли в FESC

Как в России ужесточили контроль за наличными и сделками с недвижимостью

Представитель Магомедова рассказал о переговорах о продаже доли в FESC

Как стартаперы-мошенники расхищают деньги инвесторов

Представитель Магомедова рассказал о переговорах о продаже доли в FESC

Пять скрытых процессов на кадровом рынке в 2021 году

Представитель Магомедова рассказал о переговорах о продаже доли в FESC

Почему отказ от пластиковой упаковки может стать экологическим просчетом

20 ноября пресс-служба FESCO сообщила, что Рабинович приобрел 17,4% транспортной группы у другого крупного акционера— американского инвестфонда TPG— «на рыночных условиях». Незадолго до этого компания подала иск к структурам Магомедова с требованием вернуть кредиты более чем на $1 млрд, которые бизнесмен привлекал на покупку FESCO в 2012 году в рамках процедуры leveraged buyout (LBO), когда сама компания выступает кредитором своих будущих владельцев. «Дело о взыскании суммы $1 млрд является, по сути, инструментом, направленным на захват FESCO»,— заявил РБК Гаджиев.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  СМИ узнали об изучении роли ГРУ в атаках против сотрудников разведки С

Ранее сам Магомедов после появления информации об этом иске обвинил Лейлу Маммедзаде, которая на тот момент возглавляла совет директоров FESCO, и других членов совета в участии в рейдерском захвате группы. Но она это опровергла в интервью РБК. «Для меня [утверждение про] рейдерский захват и мое участие в нем выглядит странно и возмутительно, я никому никаких его акций не передавала и передать не могла. У меня никогда не было никакой личной доверенности, котораябы давала мне право подписывать документы непосредственно от его имени»,— заявил Маммедзаде.

Тимофей Дзядко