Счетная палата объяснила плохое выполнение бюджета «Цифровой экономики

0
41

Счетная палата объяснила плохое выполнение бюджета «Цифровой экономики»

В 2019 году Минкомсвязь не смогла потратить четверть из выделенных ей на развитие цифровой экономики средств, указала Счетная палата. Вместо реализации планов в течение прошлого года их несколько раз переписывали

Счетная палата объяснила плохое выполнение бюджета «Цифровой экономики

В прошлом году Минкомсвязь потратила 77,1% из выделенных ей 74,8 млрд руб., говорится в поступившем в РБК заключении Счетной палаты по результатам проверки исполнения министерством закона «О федеральном бюджете за 2019 год и плановый период 2020 и 2021 годов». Основная часть средств— 66,7 млрд руб.— была выделена на реализацию мероприятий национальной программы «Цифровая экономика». Из этой суммы Минкомсвязь потратила 75%.

Что помешало выполнить планы и какие еще проблемы обнаружила проверка Счетной палаты— в материале РБК.

Что не так с «Цифровой экономикой»

Всего на реализацию нацпрограммы в 2019 году из бюджета должны были выделить (включая Минкомсвязь) 100,2 млрд руб., кассовое исполнение составило 73,3%, отмечается в отчете Счетной палаты. Как ранее писали СМИ, значительная часть расходов по нацпрограмме пришлась на последние три дня 2019 года— еще 28 декабря кассовое исполнение составляло 53,6% от заложенных средств. Представитель Минкомсвязи тогда объяснял резкий рост показателей закрытием контрактов, работа по которым велась в течение года.

Из шести федеральных проектов, включенных в нацпрограмму, наименьшее кассовое исполнение у «Информационной безопасности» (39,8%), «Кадров для цифровой экономики» (41,2%) и «Нормативного регулирования цифровой среды» (48,8%), указано в отчете (помимо перечисленных в нацпрограмму также входят проекты «Информационная инфраструктура», «Цифровые технологии» и «Цифровое госуправление»). При этом из 64 результатов нацпрограммы со сроком исполнения до 31 декабря 2019 года удалось достигнуть лишь 36.

Среди основных причин плохого исполнения бюджета Счетная палата указала многочисленные изменения документации программы, а также перераспределение бюджета между задачами, заложенными в федеральных проектах. Аудиторы подчеркнули, что спустя полгода после начала реализации «Цифровой экономики» приняли новую редакцию программы, а всего за год утвердили 33 запроса на изменение программы и 54 запроса на изменение федеральных проектов. Также Минкомсвязь задержала сроки принятия необходимых нормативно-правовых актов, из-за чего были сорваны сроки по заключению госконтрактов, отметили авторы отчета.

Член рабочей группы «Цифровое госуправление» АНО «Цифровая экономика» Владислав Онищенко заявил РБК, что позиция Счетной палаты «в целом оправданна». Он признал, что паспорт «Цифровой экономики» и ее показатели действительно утвердили поздно, программу пришлось переписывать для соответствия новым требованиям. «Принимая это во внимание, процент исполнения не только не маленький, но в действительности большой»,— считает Онищенко. По его мнению, также на «Цифровую экономику» распространяется общая проблема исполнения нацпроектов в 2019 году— «неготовность государственного аппарата к проектной работе, избыточная бюрократизация процесса». Ситуация осложняется и быстрым развитием самих цифровых технологий. «Принятые еще буквально вчера решения уже завтра приходилось пересматривать в связи с тем, что они устарели»,— заключил эксперт.

Ведущий аналитик Российской ассоциации электронных коммуникаций Карен Казарян отметил, что фактически нацпрограмма переписывалась уже три раза. «Изначально в нее были заложены совершенно нереалистичные цели и набор лоббистских посылов без какой-либо связанной программы. При первой переработке качество нацпрограммы улучшилось, но в ней все равно было много откровенно неисполнимых частей при заявленном уровне финансирования. В третьей итерации качество программы стало выше, но она перестала быть хоть сколько-нибудь амбициозной»,— констатирует Казарян. По его версии, низкое кассовое исполнение нацпрограммы вызвано тем, что сотрудники Минкомсвязи «боятся быть обвиненными в растрате бюджетных средств, что логично, учитывая качество программы в ее предыдущих итерациях». При этом часть мероприятий нацпрограммы действительно активно реализуется, но с гораздо большими сроками, чем планировалось, добавил он.

Например, из десяти результатов проекта «Информационная инфраструктура» на второй квартал не достигнутыми были признаны девять, следует из копии протокола заседания профильной рабочей группы (есть в распоряжении РБК, ее подлинность подтвердили два участника рынка). Не удалось утвердить концепцию развития мобильной связи пятого поколения (5G), не обеспечено покрытие связью запланированных дорог федерального значения, не были переведены в государственную единую облачную платформу информационные системы и информационные ресурсы госорганов, не определены источники финансирования проекта Глобальной многофункциональной инфокоммуникационной спутниковой системы (ГМИСС) и др. По словам источника РБК на телекоммуникационном рынке, проекты не реализуются из-за отсутствия взаимоприемлемого диалога между бизнесом и ведомствами. Например, концепция развития 5G должна была быть утверждена постановлением правительства, но вместо этого утверждена приказом Минкомсвязи и в варианте, который не согласовали операторы.

РБК направил запрос в Минкомсвязь.

Представители АНО «Цифровая экономика» (отвечает за реализацию одноименной программы), «Ростелекома» (вице-президент компании Борис Глазков возглавляет центр компетенций «Информационная инфраструктура») и Ассоциации больших данных (ее президент Анна Серебряникова руководит рабочей группой «Информационной инфраструктуры») отказались от комментариев.

Какие еще претензии у Счетной палаты к Минкомсвязи

Среди других претензий, на которые указала Счетная палата:

  • многочисленные нарушения законодательства о контрактной системе— несвоевременное подписание актов приема-передачи, принятие и оплата результатов исполнения контрактов до их фактического оказания, нарушение сроков оплаты по госконтрактам, а также неразмещение в Единой информационной системе госзакупок данных об исполнении госконтрактов и начислении неустоек;
  • недостаточное взаимодействие с Росимуществом при исполнении полномочий собственника имущества ФГУП «Почта России» (сейчас АО «Почта России»), из-за чего федеральный бюджет недополучил 1,33 млрд руб. чистой прибыли «Почты России» за прошлый год.

Какие претензии у Счетной палаты к Роскомнадзору

Роскомнадзор не создал информационные системы мониторинга маршрутов трафика в интернете, мониторинга и управления сетью связи общего пользования и фильтрации интернет-трафика при использовании информационных ресурсов детьми. Об этом говорится в заключении Счетной палаты по результатам проверки ведомства (документ также поступил в РБК). Согласно нацпрограмме «Цифровая экономика» Роскомнадзор обязан был создать подобные системы до 1 января 2020 года. В середине прошлого года Роскомнадзор выделил подведомственному ФГУП «Главный радиочастотный центр» (ГРЧЦ) субсидию в размере 597 млн руб. на создание и функционирование информационной системы и Центра мониторинга и управления сетью связи общего пользования. Но в соглашении о предоставлении этих денег установил показатель результативности на 2019 год «0», то есть допустил отсутствие какого-либо результата, хотя по правилам предоставления субсидий документ должен подразумевать ответственность за недостижение результата. В отчете о ходе создания Центра мониторинга из 28 контрольных точек к 1 января не был исполнен 21%. Мероприятия были перенесены на 2020 год, просрочка колеблется от 31 до 366 дней.

Еще одна претензия касается приобретения автомобиля Audi A8L за 7,54 млн руб. В 2018 году Роскомнадзор утвердил ГРЧЦ покупку этого автомобиля, но через две недели пользования предприятие признало, что машина ему не нужна, и в начале 2019 года передало ее на баланс ведомства. При этом согласно постановлению правительства от 2015 года для руководителей федеральных служб действует ценовое ограничение на закупку автомашин— не дороже 2,5 млн руб., отмечается в отчете.

РБК направил запрос в Роскомнадзор.