Регионы пожаловались на Минфин из-за ограничений на заимствования

0
61

Регионы пожаловались на Минфин из-за ограничений на заимствования

Весной регионам разрешили взять в долг на рынке для финансирования антикризисных «пандемийных» расходов. Но у большинства из них заключены соглашения с Минфином, не позволяющие реализовать эту возможность, жалуются регионы

Регионы пожаловались на Минфин из-за ограничений на заимствования

В начале апреля президент утвердил поправки в Бюджетный кодекс, которые разрешали регионам в 2020 году привлечь дополнительные заимствования на рынке, чтобы компенсировать выпадающие собственные доходы и профинансировать антикризисные расходы, связанные с пандемией. Последующая трактовка Минфином этого положения стала неожиданностью для регионов— Минфин и правительство ограничили эти дополнительные займы суммой74 млрд руб., или меньше 1 млрд в среднем на каждый субъект, рассказали РБК собеседники в региональных минфинах и подтвердили несколько финансовых ведомств субъектов Федерации.

У большинства регионов с 2017 года заключены соглашения о реструктуризации бюджетных кредитов. Тогда, выдав на пике более 1 трлн руб. бюджетных кредитов регионам, федеральный центр решил приостановить эту практику, чтобы не допустить разбалансировки региональных бюджетов. В соглашениях были прописаны жесткие требования по сокращению долговой нагрузки субъектов. Теперь эти соглашения продолжают ограничивать регионы в возможности использовать заемные средства для борьбы с последствиями пандемии, говорят собеседники РБК.

Регионы пожаловались на Минфин из-за ограничений на заимствования

Антикризисные поправки в Бюджетный кодекс разрешили регионам в 2020 году превысить установленные до пандемии в соглашениях с Минфином России дефицит бюджета и верхний предел госдолга на сумму:

  • расходов на защиту от коронавируса и преодоление его экономических последствий;
  • недополученных относительно 2019 года доходов,
  • «а также в связи с изменением условий реструктуризации бюджетных кредитов».

Под изменением условий реструктуризации понимается решение правительства (принятое в конце апреля, после утверждения поправок в Бюджетный кодекс) освободить регионы от погашения бюджетных кредитов в 2020 году и перенести крайний срок погашения задолженности на 2029 год с 2024-го.

Ограничитель от Минфина

Читайте на РБК Pro

Регионы пожаловались на Минфин из-за ограничений на заимствования

Пожиратели бюджетов: как интернет-мошенники торгуют «мертвыми душами»

Регионы пожаловались на Минфин из-за ограничений на заимствования

Токсичность — ложная и истинная: проверьте, опасен ли ваш коллектив

Регионы пожаловались на Минфин из-за ограничений на заимствования

Включай логику: 7 законов аргументированного спора

Регионы пожаловались на Минфин из-за ограничений на заимствования

Какие формы контроля за сотрудниками недопустимы и опасны для руководства

Измененные правительством по инициативе Минфина правила реструктуризации бюджетных кредитов уточняли закон о поправках в Бюджетный кодекс существенным образом: оказалось, что превысить дефицит, госдолг и задолженность по коммерческим заимствованиям, чтобы компенсировать снижение доходов и профинансировать «пандемийные» расходы в 2020 году, можно только в пределах средств, высвобождаемых в результате отмены погашения бюджетных кредитов в этом году.

Высвободившиеся таким образом средства для всех регионов оцениваются в 74 млрд руб., следует из данных Минфина. Больше всего сможет потратить Мордовия (традиционно проблемный регион), если привлечет займы на рынке,— до 3,96 млрд руб., далее— Калужская область (2,66 млрд руб.), Саратовская область (2,5 млрд руб.) и Красноярский край (2,34 млрд руб.). Лимит более десятка регионов составляет менее 300 млн руб.— Владимирская область, Ингушетия, Камчатский край, Тува и т.д.

Источник РБК в одном из региональных минфинов считает, что между поправками в Бюджетный кодекс и постановлением правительства сложилась «коллизия»: формулировка в законе нечеткая, а правила реструктуризации бюджетных кредитов вводят ограничительный параметр. Еще один источник в минфине другого региона и собеседник в администрации третьего региона подтвердили РБК наличие такой проблемы.

Регионы пожаловались на Минфин из-за ограничений на заимствования

«В соответствии с решением Минфина РФ мы можем превысить в текущем году уровень долговой нагрузки и/или предельный уровень дефицита бюджета и привлечь дополнительные заемные средства на финансовое обеспечение мероприятий [связанных с коронавирусом], а также на компенсацию снижения налоговых и неналоговых доходов по сравнению с 2019 годом. Но есть один важный момент— превысить ограничения Омская область вправе только на сумму бюджетного кредита, который в этом году должна была вернуть»,— сказал РБК министр финансов Омской области Вадим Чеченко.

Для Омской области это 1,64 млрд руб.— 1,5% общих расходов, запланированных на этот год. «Мы можем превысить ограничения, предусмотренные в соглашении с Минфином РФ, только на эту сумму»,— указал Чеченко.

Чем больше долги, тем больше можно занять

Увеличив госдолг сверх лимита, регионы рискуют нарушить соглашения с Минфином, а руководители местных финансовых органов— понести наказание вплоть до увольнения. Пока федеральный Минфин не смягчит правила реструктуризации бюджетных кредитов и вытекающие из них соглашения, «регионы будут связаны по рукам и ногам в решении кризисных проблем», говорит источник РБК в одном из региональных минфинов.

Псковская область не может выполнить все условия по заключенным соглашениям по реструктуризации, сообщила РБК замгубернатора области— председатель комитета по финансам Татьяна Баринова.

Ограничитель, введенный Минфином, ставит регионы в неравное положение: он несправедлив по отношению к субъектам, которые вели ответственную бюджетную политику, говорит один из собеседников РБК: «Чем сильнее был закредитован субъект, чем масштабнее были его долги по бюджетным кредитам, тем больше средств окажется у него в распоряжении на борьбу с пандемией». Например, Мордовия сможет потратить почти 4 млрд руб., а Республика Алтай— только 98 млн руб. «Этих денег катастрофически не хватает, а изыскивать дополнительные средства внутри самих регионов крайне проблематично»,— добавляет источник.

Первый вице-премьер Андрей Белоусов на заседании СоветаФедерации 23 сентября сказал, что в следующем году регионам «нужно максимально разрешить заимствовать». В этом году Минфин на это «частично пошел», добавил он.

Минфин России в ответ на запрос РБК привел положения действующего законодательства, напомнив, что в 2020 году размер дефицита бюджета субъекта РФ, объем его госдолга и общий объем долговых обязательств по рыночным заимствованиям могут превысить установленные соглашением показатели на сумму «высвобождаемых» [от непогашения бюджетных кредитов в 2020 году] бюджетных ассигнований, направленных на финансирование мероприятий, связанных с предотвращением влияния и последствий распространения новой коронавирусной инфекции, на сумму снижения налоговых и неналоговых доходов бюджета субъекта по сравнению с 2019 годом. Минфин также указал, что правительство приняло ряд норм, «направленных на полное или частичное освобождение субъектов от ответственности за неисполнение принятых обязательств».

Наращивание региональных долгов

Регионы в этом году в любом случае будут вынуждены наращивать долги, прокомментировал РБК министр финансов Омской области Вадим Чеченко. По данным на 1 сентября, госдолг регионов вырос менее чем на 2% с начала года и составил 2,15 трлн руб. «Кассовое исполнение бюджета приходится по большей части на вторую половину годаи привлекать дополнительные заемные средства регионы, в том числе и Омская область, будут наиболее активно в последние месяцы»,— пояснил министр.

Даже учитывая ограниченные возможности субъектов по привлечению денег, увеличивать дефициты предлагается за счет коммерческих заимствований. В структуре долга регионов на них сейчас приходится около половины всей задолженности (облигации, банковские кредиты). Еслибы Минфин вернулся к практике предоставления бюджетных кредитов, «регионам былобы намного проще свести свои бюджеты в текущем годуи при этом не пришлосьбы отвлекать дополнительные ресурсы на обслуживание банковских кредитов в последующие годы», считает омский министр. Бюджетные кредиты Минфин не выдает с 2018 года и не собирается возвращаться к ним до завершения программы реструктуризации (которое теперь намечено на 2029 год).

Другая проблема— до сих пор четко не определено, какие именно расходы будут засчитаны как траты на борьбу с вирусом и его последствиями. «Понятно, что покупка средств индивидуальной защиты и прочие медицинские расходы однозначно подпадают под эту категорию, а вот как быть с другими тратами? Видимо, регионы должны сами разбираться с этим вопросом, на свой страх и риск решать, что финансировать, а что нет»,— рассуждает один из региональных чиновников.

Несколько регионов (например, Московская область, Якутия) не участвовали в программе реструктуризации бюджетных кредитов. Поэтому они могут в принципе нарастить госдолг на сумму финансирования антивирусных мероприятий и выпадающих относительно 2019 года собственных доходов, если таковые возникают. «В соответствии с федеральным законодательством Подмосковье вправе по итогам исполнения бюджета в 2020 году превысить дефицит бюджета и верхний предел долга на сумму финансирования вышеуказанных мероприятий»,— сообщило министерство экономики и финансов Московской области в ответ на запрос РБК.

Возможность для регионов в 2020 году не возвращать в бюджет средства по ранее реструктурированным кредитам, а потратить разные в зависимости от региона суммы на борьбу с кризисом не совсем справедлива, считает главный научный сотрудник Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС Наталья Зубаревич. «Есть регионы, у которых в основном бюджетные кредиты. Но масса регионов имеют значительную долю кредитов в коммерческих банках. Тем, кто успел реструктурировать коммерческие кредиты на бюджетные, будет легче»,— пояснила РБК экономист.

Влияние кризиса на регионы

Регионы в целом потеряли 20% (или свыше 560 млрд руб.) собственных доходов во втором квартале 2020 года, на который пришелся пик пандемии. Самые большие потери собственных доходов понесли Ямало-Ненецкий АО, Красноярский и Пермский края— собственные доходы этих регионов упали почти вдвое во втором квартале, рассказала Зубаревич.

У 44 регионов уже в первом полугодии образовался дефицит бюджета. «Это большая редкость, поскольку обычно дефицит формируют расходы ноября и декабря, когда регионы оплачивают госконтракты,— отмечает Зубаревич.— К концу года дефицит будет почти у всех».

Федеральный бюджет компенсировал субъектам потери на 402 млрд руб.— столько составили дополнительные трансферты в январе—июне по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Помощь распределялась неравномерно. Например, Татарстану компенсировали все выпадающие доходы, Чечне— с избытком: потеряв около 0,5 млрд руб., регион получил 8 млрд руб. дотаций. Ряду регионов лишь частично покрыли потери: Калужской, Курской, Вологодской, Мурманской, Астраханской, Нижегородской, Самарской и Оренбургской областям, Пермскому, Красноярскому краю и Республике Коми. «Принципиально почти не дали дотаций Москве, Санкт-Петербургу, Ямало-Ненецкому АО, Сахалинской и Тюменской областям»,— отметила Зубаревич.

«Минфин абсолютно сознательно старается не допустить роста долга. Он уже обжегся, когда регионы были вынуждены наращивать долги, чтобы выполнить майские указы в 2012–2015 годах. Если он ослабит узду, потом емуже придется разгребать завалы возросшего долга»,— сказала экономист. Но снижать помощь регионам нельзя— наоборот, нужно увеличивать трансферты, считает она. «Вторая половина года будет тяжелой: быстрого восстановления экономики и, соответственно, налоговой базы не будет, а у регионов очень ограничены возможности заимствований»,— подчеркивает Зубаревич.

Иван Ткачёв, Ольга Агеева, Юлия Старостина, Евгения Кузнецова