Мошенники стали чаще предлагать услуги по изменению кредитных историй

0
38

Мошенники стали чаще предлагать услуги по изменению кредитных историй

На фоне кризиса и пандемии бюро кредитных историй столкнулись с валом однотипных просьб об исправлении ошибок в записях о займах россиян. Их за плату в ₽20–40 тыс. рассылают мошенники, представляющиеся финансовыми консультантами

Мошенники стали чаще предлагать услуги по изменению кредитных историй

Последствия пандемии и кризиса вернули популярность мошеннической схемы «исправления» кредитных историй, рассказали РБК в крупных бюро кредитных историй (БКИ) и подтвердили в нескольких банках. Компании, которые позиционируют себя в качестве финансовых консультантов, стали активно предлагать заемщикам повысить их шансы на новый кредит, изменив кредитные отчеты. Такие «консультанты» берут с заемщиков плату и рассылают в БКИ запросы о внесении изменений в кредитную историю.

  • Среди тысяч ежемесячных обращений от потребителей шестая часть— запросы с признаками фиктивности, сообщил гендиректор БКИ «Эквифакс» Олег Лагуткин. В июле—августе количество подобных жалоб удвоилось по сравнению с докризисным периодом.
  • «Таких писем с просьбой «исправить все» мы получаем сотни в неделю»,— отметил и гендиректор Объединенного кредитного бюро (ОКБ) Артур Александрович. Мошенники активизировались с начала 2020 года, но до кризиса письма отправляла одна компания, а «с начала карантина появилась вторая волна таких обращений». «Она отличалась от первой тем, что теперь подобные массовые запросы приходили уже не от лица компании, а от лица конкретных физлиц, но на этот раз касались кредитных историй, хранящихся в нашем бюро»,— пояснил он.
  • В Национальном бюро кредитных историй (НБКИ) отметили рост числа прошений изменить содержание кредитных отчетов с конца июля. «Речь идет об увеличении [количества заявлений] на 5–10% [по сравнению с предыдущими месяцами]»,— отмечает директор по маркетингу НБКИ Алексей Волков.

Почему жалобы признаются мошенническими

Фиктивные обращения на оспаривание записей в кредитной истории выглядят как близнецы, отметил Лагуткин. «Они подготовлены по единому шаблону или формату, подписи на них крайне похожи. Например, встречаются фразы «оспариваю все с 2015 года», без указания какого-либо конкретного предмета (договора или запроса) для оспаривания»,— перечисляет собеседник РБК.

Как пояснили в ОКБ, раньше мошеннические запросы в основном рассылались от имени компаний, но с начала пандемии требования исправить записи в кредитном отчете стали приходить от конкретных заемщиков. Тогда бюро решило связаться с заявителями. «От ряда физлиц, от имени которых рассылались подобные письма, мы узнали, что с ними связалась некая компания, утверждающая, что у них якобы плохая кредитная история, осложняющая получение кредитов. За определенную плату они предлагают исправить кредитную историю. Сотрудники этой компании направляют по крупнейшим БКИ письма, в которых настаивают на проверке всех записей в кредитной истории. В абсолютном большинстве случаев в конечном счете никаких изменений в кредитный отчет не вносится, так как все записи корректны»,— поясняет схему Александрович. По данным ОКБ, консультанты просят за исправление кредитных отчетов 20–40 тыс. руб.

«Если заемщик считает, что в его кредитной истории допущена ошибка, то достаточно обратиться непосредственно к кредитору или в бюро, чтобы инициировать проверку. Это абсолютно бесплатно»,— напомнил Александрович.

Читайте на РБК Pro

Мошенники стали чаще предлагать услуги по изменению кредитных историй

Сарафанное видео: как Zoom стал главным средством связи в эпоху пандемии

Когда кредит выльется в уголовное дело: памятка для руководителя компании

Мошенники стали чаще предлагать услуги по изменению кредитных историй

Как малому бизнесу выйти в онлайн: чек-лист для владельцев

Мошенники стали чаще предлагать услуги по изменению кредитных историй

Как пандемия помогла заработать на слежке за осужденными — Bloomberg

Как «работа над ошибками» усложняет жизнь бюро и банкам

По закону «О кредитных историях» (218-ФЗ) заемщик в любой момент имеет право полностью или частично оспорить информацию, которая содержится в кредитном отчете. Бюро, получившее такой запрос, обязано в течение 30 дней провести дополнительную проверку записей, внесенных в кредитную историю, в частности, связаться со всеми кредиторами, выдавшими ссуды и займы.

«В рамках лишь одного обращения нам приходится проводить десятки проверок. На каждый из наших запросов банки обязаны ответить, согласны они или нет с тем, что та или иная запись в кредитной истории должна быть исправлена»,— отмечает Александрович. Из-за сотен «пустых» обращений увеличивается время на обработку всех заявлений, в том числе критичных для потребителей, соглашается Лагуткин.

Участники рынка обсуждают проблему и готовят обращение по этому поводу в Банк России, сообщили РБК в «Эквифаксе» и ОКБ. Еще одно бюро из тройки крупнейших, НБКИ, не ответило на вопрос РБК, готоволи присоединиться к обращению коллег. «Частично решить проблему можно, если регулятор позволит бюро не инициировать проверки по тем обращениям, в которых нет никакой конкретики, например, в которых не содержится информация о конкретных записях, которые надо проверить»,— считает Александрович. Банк России пока не получал подобных жалоб от БКИ, сообщил РБК представитель регулятора. В ЦБ не прокомментировали предложение об изменении практики работы бюро с клиентскими запросами, имеющими признаки фиктивности.

В «Открытии», Росбанке и Почта Банке подтвердили рост числа претензий по поводу кредитных отчетов после пика пандемии. Там, однако, не считают проблему серьезной. «Конечно, это увеличило нагрузку на персонал пропорционально объему запросов, но не изменило текущий режим работы банка в данном направлении»,— пояснила директор по операционной деятельности Росбанка Наталья Воеводина. Представитель Почта Банка подчеркнул, что большинство жалоб на некорректное содержание кредитных отчетов не обоснованы.

В Райффайзенбанке также заметили рост числа запросов из БКИ на проверку сведений в кредитных отчетах, но не связывают это с мошенничествами. Возможная причина— отложенный спрос на проверку кредитных историй, предположил представитель банка. В Сбербанке, ВТБ, «Ак Барсе» и «Зените» не зафиксировали существенного роста числа запросов на исправление сведений в кредитных отчетах.

Почему россияне заинтересовались исправлением кредитных историй

На пике кризиса россияне столкнулись с увеличением числа отказов от банков и МФО в предоставлении кредитов. Как сообщало НБКИ, в апреле гражданам одобрили около 20% заявок на получение ссуд— это был минимум с 2017 года.

В мае эксперты проекта ОНФ «За права заемщиков» проанализировали 140 тыс. жалоб россиян на действия мошенников в период острой фазы пандемии. Оспаривание или исправление кредитных историй вошло в топ-5 мошеннических схем (популярнее были только схемы, напрямую связанные с карантинными ограничениями или господдержкой пострадавших). В 9% случаев пользователей обманули при попытке узнать или исправить кредитную историю. «Судя по нашим наблюдениям, летом ситуация значительно не менялась»,— утверждает руководитель проекта ОНФ «За права заемщиков» Евгения Лазарева.

Рост популярности мошеннической схемы с кредитными историями она объясняет нервозностью заемщиков. «В период пандемии граждане паниковали и старались провести аудит своих обязательств и их состояние. Многие готовились к оформлению кредитных и ипотечных каникул, поэтому хотели выяснить свою кредитную историю, но не всегда правильно это делали»,— замечает Лазарева. На фоне кризиса и пандемии проблема с ошибками в кредитных отчетах обострилась. «Мы отмечаем серьезный рост обращений граждан по поводу обнаруженных кредитов и займов, которые граждане не оформляли»,— подчеркнула она.

Сколько жалоб о кредитных историях доходят до ЦБ

Как сообщили РБК в Банке России, в январе—июле количество жалоб, связанных с кредитными историями, выросло на 15% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Абсолютные показатели там не раскрыли. «В мае—июне поступило меньше жалоб по сравнению с апрелем, в среднем на 11%. Начиная с июля статистика жалоб возвращается к прежним показателям, характерным для периода до пандемии»,— сказал представитель ЦБ. Он заметил, что установить взаимосвязь между динамикой жалоб и вызванными пандемией событиями затруднительно.