Как московские больницы вошли во вторую волну COVID-19. Опрос главврач

0
63

Как московские больницы вошли во вторую волну COVID-19. Опрос главврачей

РБК опросил трех главврачей московских больниц, чтобы узнать, как они подготовились ко второй волне эпидемии, изменились ли подходы к лечению болезни и доверяют ли они российской вакцине

Как московские больницы вошли во вторую волну COVID-19. Опрос главврач

Больница №67 им. Л.А. Ворохобова, больница №15 им. О.М. Филатова и НИИ скорой помощи им. Н.В. Склифосовского были перепрофилированы для приема больных коронавирусом в конце марта. Первоначально в 67-й больнице под эти цели был выделен один корпус, в Филатовской больнице— три, в НИИ Склифосовского— два.

РБК опросил главных врачей этих больниц, которые участвовали в приеме пациентов в первую волну коронавируса, чтобы узнать, как они подготовились ко второй и в чем ее отличия от первой.

Как больницы подготовились ко второй волне

Главврач Филатовской больницы Валерий Вечорко заявил РБК, что она работает с высокой загруженностью. Клиника может принять 1,9 тыс. пациентов, резерв есть, «но обольщаться не стоит», говорит Вечорко. В инфекционном госпитале размещены 1,5 тыс. пациентов, еще 200 находятся в реанимационных отделениях. «Если в апреле—мае в среднем число госпитализаций было 160–180 в сутки, то сейчас эта цифра превысила 200 человек. Это очень большие цифры. Были дни, когда мы принимали и по 250 пациентов в сутки»,— говорит он. К основному коечному фонду больницы добавилось три родера— временных госпиталя для лечения и наблюдения пациентов с COVID-19.

Как московские больницы вошли во вторую волну COVID-19. Опрос главврач

67-я больница вместе с временным госпиталем в ледовом дворце в Крылатском располагает 2 тыс. коек. В госпитале в Крылатском настроены и работают все необходимые диагностические информационные системы, рассказывает главврач Андрей Шкода. Когда приезжает машина скорой помощи, ее встречают шесть боксов, внутри в цифровом виде заводится история болезни, пациенту проводят полное антропометрическое обследование. «Время, которое уходит на пациента в приемном отделении, составляет 30 минут. Госпитализация ритмичная»,— объясняет механику приема пациентов Шкода.

Загруженность как госпитальных, так и реанимационных коек под коронавирус в НИИ Склифосовского полная, подтверждает главврач Сергей Петриков. Институт не был полностью перепрофилирован под COVID-19 изначально. Число коек ко второй волне там увеличилось на 43 штуки и сейчас составляет 130. На территории института есть полностью перепрофилированный пятиэтажный корпус под реанимационные «ковидные» койки. Отдельно стоят родеры на 43 госпитальные койки. Институт продолжает и плановый прием, не связанный с коронавирусом, говорит Петриков.

Читайте на РБК Pro

Как московские больницы вошли во вторую волну COVID-19. Опрос главврач

Закат бюрократии: почему компаниям пора избавляться от лишних начальников

Как московские больницы вошли во вторую волну COVID-19. Опрос главврач

Пять полезных в карьере личных недостатков

Как московские больницы вошли во вторую волну COVID-19. Опрос главврач

Коворкинг в горах: как в США придумали новую модель горнолыжных курортов

Как московские больницы вошли во вторую волну COVID-19. Опрос главврач

Слезь с дохлой лошади: как вовремя понять, что стартап обречен

С какими симптомами госпитализируют больных с коронавирусом

Опрошенные РБК специалисты указывают, что критерии госпитализации не менялись с весны. В основном госпитализируют пациентов в состоянии средней тяжести и тяжелом. Основные показатели для госпитализации— это системная лихорадка (высокая температура в течение нескольких дней), снижение сатурации (насыщения гемоглобина кислородом) и поражение легких на 50% и более.

Как поменялись подходы к лечению

С распространением коронавируса в мире и в России изменились и подходы к его лечению. Первая версия методических рекомендаций Минздрава включала в себя три препарата, которые предлагалось использовать для терапии у взрослых, — это рибавирин, рекомбинантный интерферон бета-1b и лопинавир/ритонавир. Но ни один из этих препаратов не был включен в самую свежую редакцию (8.1) методических рекомендаций из-за недоказанности их эффективности и безопасности. В четвертой версии рекомендаций появился противомалярийный препарат гидроксихлорохин, который содержится и в их последней версии. Его рекомендуется применять в комплексе с антибиотиком азитромицином.

Как московские больницы вошли во вторую волну COVID-19. Опрос главврач

Применение гидроксихлорохина не раз критиковалось— Ассоциация организаций по клиническим исследованиям (АОКИ), которая объединяет крупнейшие фармкомпании, неоднократно обращалась в департамент здравоохранения Москвы и Минздрав с просьбой исключить гидроксихлорохин из рекомендаций из-за его недоказанной эффективности. Впрочем, как рассказали РБК главврачи столичных больниц, сейчас препарат либо вовсе не применяется, либо используется ограниченно. Врачи перестали использовать и лопинавир/ритонавир, который применяется при терапии ВИЧ.

Применение не по инструкции

Из-за недостатка информации и знаний о коронавирусе большинство препаратов до недавнего времени применялись для лечения COVID-19 off-label, то есть не по тем показаниям, которые указаны в инструкции лекарства. Сейчас в России непосредственно для терапии коронавируса и борьбы с осложнениями зарегистрированы четыре препарата— ремдесивир, фавипиравир, олокизумаб и левилимаб. Однако в инструкции к этим препаратам сказано, что клинические данные по их применению ограниченны, поэтому они могут использоваться только в условиях стационара.

Петриков и Вечорко отмечают, что фавипиравир хорошо себя показывает в самом начале развития заболевания. При так называемом цитокиновом шторме— избыточной воспалительной реакции организма— успешно применяется ингибитор интерлейкина 6. «У таких пациентов страдает система свертываемости крови, поэтому они получают еще и антикоагулянты»,— говорит Петриков. При лихорадке и гипоксии применяется противовоспалительный препарат дексаметазон и парацетамол. По словам главврачей, эффективной оказалась практика лечения с помощью плазмы крови переболевших коронавирусом.

Все опрошенные РБК специалисты отмечают, что ожидают поступления в свои учреждения противовирусного препарата ремдесивир, который был недавно зарегистрирован Минздравом. «Зарубежные коллеги считают его эффективным препаратом, мы тоже намерены его применять»,— сообщил Вечорко.

Как врачи оценивают российскую вакцину от коронавируса

Вакцины от Центра им. Гамалеи и «Вектора»

Вакцина Центра им. Гамалеи получила временную регистрацию до 1 января 2021 года в соответствии с постановлением правительства, это значит, что она может быть отозвана, если масштабные пострегистрационные исследования на добровольцах не подтвердят качество вакцины. На такихже условиях в середине октября была зарегистрирована вторая российская вакцина разработки Федерального научного центра вирусологии и биотехнологии Роспотребнадзора «Вектор».

В настоящее время вакцина Центра им. Гамалеи проходит пострегистрационные испытания, вакцина центра «Вектор» находится на завершающих стадиях объединенной первой и второй фаз исследования, идет подготовка к пострегистрации.

Главврачи Шкода и Вечорко рассказали РБК, что их сотрудники приняли участие в пострегистрационных испытаниях вакцины, разработанной Центром им. Гамалеи. «Мне очень импонирует наша вирусологическая школа, грех не использовать наработанный научный потенциал. Я точно знаю, что у нас минимум восемь человек приняли участие в пострегистрационном испытании»,— сказал Шкода, который сам сделал прививку против коронавируса. С точки зрения Вечорко, побороть коронавирус и сформировать коллективный иммунитет лучше посредством вакцинации. «Наши сотрудники участвуют в клинических исследованиях вакцины Центра Гамалеи, это около 12% персонала»,— рассказал главврач. Петриков отказался отвечать на вопросы РБК о вакцинации медработников института.

Как больницы обеспечены СИЗ и какая часть персонала переболела

Весной, во время первой волны коронавируса, в России в разных регионах возник дефицит средств индивидуальной защиты (СИЗ) как в рознице, так и в госсегменте закупок для медучреждений, которые были перепрофилированы и принимали пациентов с коронавирусом. Глава Минпромторга Денис Мантуров тогда признавал дефицит масок, защитных костюмов и других средств защиты, об их нехватке говорил и глава Минздрава Михаил Мурашко. В настоящее время во всех регионах сформирован запас СИЗ от коронавируса на период от одного до четырех месяцев, заверил Мантуров.

НИИ Склифосовского, больницы №67 и №15 не испытывали проблем со средствами индивидуальной защиты ни в первую волну, ни во вторую, заявили РБК главврачи этих медучреждений.

«С самого начала пандемии нам было принципиально решить вопрос с безопасностью сотрудников; конечно, они болели, это группа риска. В обычном приемном отделении у врачей были специальные щиты на лица, респираторные маски, разовые халаты, бахилы, перчатки, проблем с СИЗ не было совсем»,— говорит Шкода. По его оценкам, из 1 тыс. сотрудников переболели порядка 25–30%, у четверых болезнь протекала тяжело, но смертей не было.

Филатовская больница тоже не испытывает дефицита СИЗ, рассказал РБК Вечорко. В клинике также есть переболевшие медики— речь идет о 14% медработников из штата в 3 тыс. человек, то есть больше 400 человек уже переболели, но ни одного смертельного случая среди персонала не было. В больнице, рассказывает Вечорко, есть летучие бригады дезинфекторов, которые обрабатывают поверхности и СИЗ в красной зоне.

Студенты в красной зоне

Сейчас студенты-медики в работе больницы №67 не задействованы, говорит Шкода, но, когда они проходили практику весной, некоторые из студентов сами хотели работать в красной зоне. В 67-й больнице и в НИИ им. Склифосовского работают врачи-ординаторы, то есть проходящие последипломное обучение. «Они нам серьезно помогли [весной] и продолжают помогать и в красной, и в зеленой зонах»,— добавил Шкода. Также 41 врач-стажер работает сейчас в Филатовской больнице, весной студенты проходили там практику, говорит Вечорко.

Защищаютли маски

Маска защищает как человека, который ее носит, так и окружающих, объясняют главврачи. По мнению Шкоды, маски стоит носить как можно дольше, даже когда наступит плато и пойдет процесс снижения заболеваемости. Вечорко замечает, что осенью люди стали меньше носить маски. «Мы выкладываем кадры из реанимации, для того чтобы показать: есть большая опасность заразиться, если не соблюдать меры»,— говорит он. На улице маска необходима, если человек находится в потоке людей. «Когда вы один гуляете в парке, конечно, можно ее снять»,— резюмировал Шкода.

Какие ограничения и последствия ожидают переболевших

В конце минувшей недели Владимир Путин заявил, что власти не собираются вводить тотальные ограничительные меры, аналогичные весенним, так как медики научились бороться с коронавирусом, появились новые лекарства, проходят испытания несколько вакцин. С точки зрения опрошенных РБК врачей, умеренные ограничения смогут сдерживать распространение инфекции только в том случае, если люди будут придерживаться рекомендаций по безопасности.

Главврач Филатовской больницы считает, что с коронавирусом придется жить еще какое-то время. Но о некоторых последствиях для организма переболевшего человека можно говорить уже сейчас. «Если есть поражения легких, то можно рассматривать вопрос о хронической дыхательной недостаточности, потому что возникает фиброз легочной ткани. Касательно других органов и систем— будет видно»,— отмечает он. Люди с осложнением после коронавируса в виде фиброза легких будут нуждаться в реабилитации и наблюдении врачей, подтверждает Шкода. «Изменились подходы к лечению, изменились люди. С бытовой точки зренияпонятно, что хорошо развились ИТ-технологии, технологии торговли, изменилась культура общества, большинство всеже стали более ответственно относиться к своему здоровью»,— уверен он.

Егор Губернаторов