Интервью Сергея Чемезова РБК. Главное

0
167

Интервью Сергея Чемезова РБК. Главное В преддверии ПМЭФ Сергей Чемезов в интервью РБК рассказал о планах «Ростеха» вытеснить Австралию с китайского рынка угля, почему нельзя заставлять вакцинироваться и чему учить молодежь. Главное из интервью — в обзоре РБК

Интервью Сергея Чемезова РБК. Главное

Сергей Чемезов

Об отношениях с Европой и Америкой

Мягкими нынешние санкции точно нельзя назвать. Все возможное, чтобы усложнить жизнь, уже сделано. Совсем жесткие санкции— это, по сути, война. И к этому мы, естественно, должны быть готовы. Но думаю, что к этой войне не готовы американцы и европейцы. Европейцы в первую очередь. С США у нас объем торговли небольшой, поэтому и зависимости никакой нет, за исключением каких-то отдельных моментов. А европейцы ближе к нам, их экономика больше завязана на российскую. Конечно, восторга по этому поводу у европейцев нет. Мы со своей стороны делаем все, чтобы уберечь партнерские связи от деградации.

Чутье подсказывает, что текущая ситуация— это надолго. Потому что влияние американцев на европейцев пока достаточно сильное. Американцы будут продолжать подобные действия, чтобы держать нас в тонусе. Не давать возможности развиваться и расширять круг наших партнеров. Поэтому они будут делать все, чтобы удержать в своей орбите европейские страны.

О взрывах в Чехии

Россия к этим взрывам [на складах оружия в Чехии] никакого отношения не имеет. Произошло это уже совсем давно, следствие почти завершено. И вдруг откуда-то началась волна антироссийского настроения. Даже сам президент Чехии сказал, что «извините, но…», когда ему докладывали спецслужбы о результатах завершения расследования, никаких следов России или спецслужб России не было и нет. Я думаю, что это чистая провокация, чтобы устроить скандал и обострить отношения.

Зачем обострять отношения Украины с Россией? Чтобы оттянуть Украину от России, создать очаг напряженности на границе с Россией и на [других] ближайших границах с Россией. А Чехия— это тоже не так далеко.

О недоверии к вакцине

Речь идет о новом вирусе, с которым пока сложно бороться. Думаю, что к любой другой вакцине, в том числе и иностранной, такоеже отношение. Посмотрите, что сегодня за рубежом происходит: у людей осложнения, люди гибнут после прививок вакцинами, которые производят известные в мире компании. Многие боятся— малоли что произойдет. Но в России практика показала, что уже десятки миллионов людей вакцинировались и пока отрицательных влияний на организм человека не выявлено.

Мое личное мнение: заставлять людей не нужно. Каждый должен думать сам о себе, о своем здоровье, о здоровье своих близких и, в конце концов, окружающих. Потому что если он заболеет, то, естественно, вокруг него все будут болеть. Поэтому чем больше мы вакцинируемся, тем быстрее получим коллективный иммунитет. Неправильно ждать, когда большое количество людей переболеют, ведь еще неизвестно, чем это закончится: COVID-19 дает очень серьезные осложнения, есть случаи инвалидности после перенесенной болезни.

Просто нужно объяснять это, чтобы люди шли и вакцинировались. В некоторых странах с этим жестко и вакцинация обязательна. Если речь идет о каких-то отдельных группах риска, допустим о преподавателях, медработниках и т.д.— то есть о тех, кто постоянно контактирует с большим количеством людей,— для них ябы ввел вакцинирование в обязательном порядке, иначе мы не остановим эпидемию.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  В Москве умерли еще 28 человек с подтвержденным коронавирусом

Читайте на РБК Pro

Интервью Сергея Чемезова РБК. Главное

Как развод уничтожает отлакированный образ «доброго» Гейтса

Интервью Сергея Чемезова РБК. Главное

Основатель «ВкусВилл»: если сотрудник не ошибается, его надо уволить

Интервью Сергея Чемезова РБК. Главное

Как китайские электрокары за $10 тыс. перекроят автопром — Bloomberg

Интервью Сергея Чемезова РБК. Главное

Как номинальные гендиректора «сдают» судам настоящих владельцев

О реформе авиаотрасли

Банковские долги ОАК превышали 600 млрд руб., сегодня осталось 327 млрд, то есть минус 46%. Часть средств получили из бюджета, часть погасили своими деньгами. Из того, что осталось, примерно половина— это уже реструктурированные на хороших условиях кредиты, на длительный срок под 2–3% годовых. Задействованы были все уровни. И на всех уровнях это все обсуждалось более года.

Реформу [подразумевающую объединение конструкторских бюро «МиГ» и «Сухой»] нужно проводить. Пример у нас положительный уже есть: мы объединили в один большой инженерно-конструкторский центр бюро Миля и Камова. Они никуда не исчезли, они работают, просто у них общая инфраструктура, общая испытательная база, что значительно снижает издержки. Мы сократили большое количество площадей, которые они занимали, и за счет этого закрыли все долги. И здесь тоже самое. У нас первым этапом будет объединение «Сухого» и «МиГа». Это не означает, что КБ будут ликвидированы. Будут существовать два КБ— и «МиГ», и «Сухой», но инфраструктура будет общая: бухгалтерия, финансисты, юристы, кадровые службы. Но когда возникнет вопрос, кто станет разрабатывать какой-то очередной новый самолет, будут выдвигаться предложения. Кто даст более интересное, более выгодное предложение, тот и победит. У них будет конкуренция между собой. Но конкуренция идей, а не заходов в кабинеты за финансированием. Это и для компании лучше, и для заказчиков. И для развития конструкторского блока, кстати. Конструкторы разных КБ будут больше общаться друг с другом, потому что на сегодняшний день друг друга видят в основном только руководители— на совещаниях.

О новых оборонных санкциях США

Для наших военных изделий мы почти уже все производим сами. Но под «военными услугами» они подразумевают в том числе и изделия двойного назначения. Например, МС-21— гражданский самолет. Но они запретили ввоз композитных материалов для крыла. Хотя это абсурд, понятно. Думаю, это лукавая позиция в целом. Цель этих ограничений— не столько сдержать наши оборонные технологии, сколько в целом помешать развитию России, тойже гражданской авиации. Если говорить про МС-21, это затруднило, конечно, работу. Но в итоге сделан свой композитный материал, консоль крыла уже прибыла на Иркутский авиазавод.

[Чтобы заменить иностранные] двигатели, мы сделали свой ПД-14 и создаем ПД-8. Или отделка самолетов. Казалосьбы, ничего в этом сложного нет, но тем не менее отделку мы закупаем за рубежом. Скоро будем предлагать заказчикам российскую отделку из наших материалов.

О Николя Море на позиции президента АвтоВАЗа

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Военные Мьянмы объявили о взятии страны под контроль

В прошлом году была проблема из-за пандемии, но АвтоВАЗу удалось минимизировать негативные финансовые последствия при хорошей поддержке рынка со стороны правительства. Сейчас ситуация нормализуется. Плюс, как вы знаете, там с июня 2021 года меняется руководитель, снова придет господин Мор. Его работа на АвтоВАЗе всегда давала очень положительные результаты.

Мы— в диалоге с французскими партнерами. Соотношение долей пока остается прежним— у нас 32,4% в СП, которое владеет АвтоВАЗом. Был разговор о том, что в перспективе мы уменьшим свою долю до 25%, а разницу продадим им. Но пока все остается как есть, а потом посмотрим. В ближайшее время такой сделки не будет.

О выдавливании с китайского рынка угля Америки и Австралии

Мы инвестируем в добычу металлургического угля и коксующегося угля. Спрос остается большим. Тем более что у Китая возникли трудности с Австралией и Америкой, откуда они получали коксующиеся угли. В этой ситуации мы смотрим на китайский рынок как на очень перспективный для России.

У нас есть порт Вера и порт Ванино. Кстати, порт Ванино нам больше подходит, мы его с Геннадием Тимченко будем расширять, строить новый терминал в Ванино. Еще проекта нет. Пока мощностей, которые есть сейчас в порту Ванино, достаточно, но на перспективу— в ближайшие год-два— мы увеличим значительно объемы.

Думаю, [заместить долю поставок из Австралии на] 60–70%— вполне реально. Пара лет на это потребуется. Многое зависит от пропускной способности РЖД.

О мусорной реформе

По 25 мусоросжигательным заводам мы предложили правительству пять различных вариантов финансирования. Но склоняемся к одному, который, вероятно, и будет взят за основу. Мы запрашиваем господдержку на компенсацию процентов по инвесткредитам и имущественный взнос— совокупно примерно 400 млрд руб. Это на строительство заводов. Сама утилизация должна частично оплачиваться из РОП. Это справедливый подход. Платить за переработку должны основные поставщики отходов— производители товаров. У каждого производителя уже заложена в цену продукции стоимость утилизации. Но у нас сегодня далеко не все ее оплачивают. Просто нужно наладить сбор этих средств со всех производителей— и чтобы они были «окрашены». Это то, о чем говорил президент в своем послании. И эти средства должны идти именно на экологию, в частности на строительство и поддержание перерабатывающих заводов.

У нас сегодня более 90% отходов просто закапывается в землю. В то время как во всем цивилизованном мире около 50–60% перерабатывается во вторсырье, остальное сжигается и дает энергию. Ничего лучше за рубежом еще не придумано.

Мы договорились с нашими партнерами из Hitachi Zosen Inova, что на 70% локализуем их технологии в России. Одну из самых дорогостоящих деталей— это котел— будем производить здесь, на предприятиях «Росатома». А если мы эти 25 заводов построим, то более 90% будет локализовано. Мы практически создадим новую современную отрасль по строительству заводов. То есть помимо экологии— еще и серьезные экономические эффекты. Примерно 650 млрд руб. может принести экспорт оборудования. Более 1,2 трлн руб. инвестиций получат машиностроители, металлурги, строители. Бюджет получит дополнительно около 970 млрд руб. налогов за 30 лет. Еще как минимум 300 млрд руб. позволит сэкономить отказ от создания новых мусорных полигонов. По кругу суммарный эффект мы оцениваем в сумму более 3 трлн руб.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Банки оценили сокращение расходов россиян в период самоизоляции

О сетях 6G и 5G

Во всех сферах, где мы работаем, надо смотреть на два шага вперед. 6G— это будущее, гонка за которое аналогична космической гонке 70 лет назад. Мы понимаем, что такая работа продлится от восьми до десяти лет, и ее необходимо начинать уже сегодня.

Мы не запрещаем [бизнесу разворачивать сети 5G на иностранном оборудовании]. Пожалуйста, пусть запускают пилотные зоны. Но надо трезво оценивать риски. Если в какой-то момент производители этого оборудования за рубежом решат нас выключить, то сделают это легко. Я уже не говорю о рисках информационной безопасности. Именно поэтому есть твердая позиция государства: сети 5G надо строить на отечественном оборудовании. Это безопаснее и, кстати, дешевле будет.

О новых лицах в политике, Навальном и молодежи

Новые лица в политике нужны однозначно, это правильно. У нас сейчас появляется очень много молодых политиков, молодых губернаторов, которые уже достаточно хорошо о себе заявили.

Мне кажется, не молодежь политизируется, а ее политизируют. Я считаю, что несовершеннолетних, школьников ни в коем случае нельзя использовать. Просвещать, давать разностороннюю информацию, учить анализировать, сопоставлять данные, учить принимать собственные взвешенные решения— обязательно нужно. А мы видим что? Манипуляции, жесткие вбросы, провокации. У них еще не сложившееся мировоззрение, они еще далеко не все понимают, легко поддаются влиянию. Поэтому когда политики начинают использовать несовершеннолетних— это недопустимо. [Относительно решений по Навальному считаю, что] наказывает и оправдывает суд. Точка.

Обязательно нужно [учить молодежь патриотизму]. Ведь посмотрите на Америку: патриотизм воспитывается с малых лет, когда гимн играет, люди руку у сердца держат. Это правильно, и у нас это должно быть так. В советское время у нас ведь это было— когда гимн играл, мы вставали. Когда наши команды выигрывали. Это, конечно, верхушка айсберга, мы в целом не очень-то умеем гордиться тем, что мы создаем, и еще меньше умеем об этом рассказывать вовне. В западной культуре с этим все в порядке. Поэтому воспитывать патриотизм в молодежи важно и нужно, и начинать надо со школы.

Об элитах

Сейчас, наоборот, многие возвращают свои капиталы в Россию. Я не вижу большого количества таких политиков, которые имелибы за рубежом какую-то недвижимость. Есть отдельные люди, которые когда-то были в бизнесе, потом ушли в политику. Какие-то у них там активы за рубежом наверняка остались. И то они сейчас стараются это вернуть в Россию.

Наверное, [национализация элит] состоялась. Американцы со своими санкциями стали финальным триггером. Заставили сделать все, чтобы наш народ сплотился. По сути, все сейчас возвращаются и возвращают накопления в Россию. Чем плохо? Наоборот, хорошо.

Интервью Сергея Чемезова РБК. Главное

Инна Сидоркова