Глава «Яндекса» о «разводе», экосистемах и Тинькове: главное из интерв

0
35

Глава «Яндекса» о «разводе», экосистемах и Тинькове: главное из интервью

О справедливом «разводе» со Сбербанком, запросах спецслужб, внутреннем принципе поиска и сериалах — главное из интервью РБК управляющего директора группы компаний «Яндекса» Тиграна Худавердяна

Глава «Яндекса» о «разводе», экосистемах и Тинькове: главное из интерв

Тигран Худавердян

О цифровых компаниях в условиях пандемии

«[Из-за пандемии] произошло важное изменение во всех странах мира— существенно ускорилась конвертация сознания людей в потребление цифровых сервисов. Раньше это был просто некий естественный процесс, когда какой-то процент людей «переключали» свое сознание.

Реальность заключается в том, что всем компаниям, которые были на «цифровой волне», теперь нужно оказывать сервис, которого у них в некотором смысле еще нет. <…> И это некая новая реальность, к которой все бизнесы должны как-то адаптироваться. Кто и как справился с этой новой ступенькой в развитии— «Яндекс» и другие компании,— смоглили подхватить эту волну, станет понятно только через какое-то время, через год-два».

Глава «Яндекса» о «разводе», экосистемах и Тинькове: главное из интерв

Об эффекте от реструктуризации структуры владения

«Это был нервозный процесс, правда. Кейс с реорганизацией был уникальным не только для российской действительности, но и для мирового рынка тоже. Многие наши акционеры и международные коллеги сказали, что это было очень красивое решение, и мы даже знаем, что это решение предлагается уже другим компаниям в других странах: посмотрите, как там «Яндекс» сделал,— может быть, вам тоже стоит так. Проблемаже общемировая. Значит, это действительно некое такое изобретение, надо было запатентовать. Задача была, чтобы ничего не поменялось в операционном управлении компанией, и она пока решена, во всяком случае».

Глава «Яндекса» о «разводе», экосистемах и Тинькове: главное из интерв

Читайте на РБК Pro

Глава «Яндекса» о «разводе», экосистемах и Тинькове: главное из интерв

Плюсы «бедной столицы»: как Берлин стал новой Кремниевой долиной

Глава «Яндекса» о «разводе», экосистемах и Тинькове: главное из интерв

Часы пустых разговоров: как руководителю грамотно управлять совещанием

Глава «Яндекса» о «разводе», экосистемах и Тинькове: главное из интерв

Градус отчаяния: как бары Нью-Йорка переключились на коктейли в банках

Глава «Яндекса» о «разводе», экосистемах и Тинькове: главное из интерв

Психолог Таша Эйрих: только у 15% сотрудников все в порядке с самооценкой

Что такое «Яндекс»

«Можно подумать, что «Яндекс» сейчас— компания, которая доставляет помидоры. Но это очень упрощенно. Если посмотреть на все сервисы «Яндекса», то что мы делаем? Мы делаем то, что позволяет технологии конвертироваться в смысл. Почему? В некотором смысле инженерные решения— это наш основной актив. Он накопился благодаря многим годам строительства разных сервисов. <…> И сервисы, которые мы разрабатываем,— они все основаны тем или иным образом на технологии. Это может быть косвенная зависимость, но всегда где-то— либо в начале, либо в конце— желание максимально все автоматизировать, найти технологические изюминки, которые делают продукт более эффективным и привлекательным».

Глава «Яндекса» о «разводе», экосистемах и Тинькове: главное из интерв

Про экосистемы

«Экосистема— это цельность. <…> Люди хотят, чтобы были продукты цельные. Более того, если компания разрабатывает разные продукты, то у нее возникает желание, чтобы они друг с другом сочетались и былабы общая цельность. Это потребность людей— чтобы продукты, которыми они пользуются, обладали качеством совместимости и сочетаемости. И то, что в мире называется экосистемой,— это и есть такое свойство.

Но есть и свойство-противовес— это открытость. <…> И это тоже на самом деле очень важное свойство, и его сложно соблюдать— легче огородиться, вокруг себя поставить заборы и строить цельность. Правильно строить экосистему на платформе, которая, кроме того, что обладает цельностью, позволяет другим бизнесам и даже другим экосистемам встраиваться, чтобы создавалась синергия».

Как в «Яндексе» появляются новые проекты

«Есть два способа, с помощью которых компании принимают решение, чем они занимаются, какие сервисы развивают. Первый способ— это выбрать индустрию: хотим здравоохранение, развлечения, спорт. Дальше думают: что можно сделать в спорте? И в итоге у них что-то получается придумать или нет. Есть второй способ: ты сидишь в кресле, тебе скучно, ты умеешь программировать. Чтобы такое прикольное сделать? <…> Вот «Яндекс» скорее про вторую модель. <…> У нас есть много-много разных идей, мы их пробуем. Иногда получается что-то фрагментарное, потом придумываем, как это можно соединить с другим сервисом, и получается новый продукт».

Глава «Яндекса» о «разводе», экосистемах и Тинькове: главное из интерв

О пользовательских данных

«Никогда данные— чтобы их было больше и больше— не были самоцелью.<…> Данные мы собираем только для того, чтобы сделать для пользователей сервис лучше. И это такое общее описание, в некотором смысле конституционное для компании <…> Если взамен этих данных мы улучшаем свои сервисы— мы данные собираем. Если результат этого действия связан с их передачей— мы этого не делаем. Этот бассейн [«Яндекса»] эти данные не должны покинуть».

Глава «Яндекса» о «разводе», экосистемах и Тинькове: главное из интерв

Про «развод» со Сбербанком

«Возникла проблема— Сбербанк принял решение развивать собственную экосистему, которая существенно стала конкурировать с самим «Яндексом», и стало совершенно непонятно, как можно сочетать одновременно брак и конкуренцию. Я думаю, что фундаментальная проблема заключалась в том, что возникло противоречие двух целеполаганий, скажем так. С одной стороны, компании конкурируют друг с другом. С другой стороны, они должны что-то вместе делать. <…> Со всеми ограничениями можно жить, если эти ограничения тебя никак не стесняют. Нельзя летать на Луну сейчас, например, но в целом никто и не летает. Но в момент, когда это начинает стеснять и тебе приходится вставать на цыпочки, то долго в реальности невозможно это выдерживать, поэтому эта конструкция не могла долго существовать в таком состоянии напряжения. <…> Я думаю, что и весь процесс, и вся сделка (раздела активов.— РБК) в итоге была справедливой, а справедливая— это тогда, когда каждая сторона и приобрела, и потеряла <…> У нас, айтишников, не принято обижаться. Этоже спорт— кто первый добежит, кто лучше всех покажет фигуру высшего пилотажа».

О несостоявшейся сделке с Тинькофф Банком

«[Инициатором сделки был] Олег [Тиньков], он захотел продать свою долю <…> [Причина срыва сделки: ] Олег [Тиньков] передумал продавать. По сути, выход из переговоров был по его инициативе <…> Если относиться формально, технически речь шла о покупке. Так сделку назвалибы юристы. Если говорить о сути, то объединялись два очень крупных бизнеса. У них разная капитализация, но, если сравнивать генерируемую чистую прибыль, они сравнимы. В этом отношении те планы, которые мы разрабатывали совместно с командой Тинькофф Банка, были про слияние двух бизнесов, потому что невозможно настолько большой бизнес поглотить.

Были заложены принципы, по которым банк должен был оставаться максимально независимым<…> Эта модель была больше похожа на слияние, чем на поглощение.

Глава «Яндекса» о «разводе», экосистемах и Тинькове: главное из интерв

<…> Один из возможных сценариев в развитии финансовых сервисов— партнерство. Можетли это быть Тинькофф Банк? Теоретически, может. Еще раз, у нас нет никаких обид по отношению к Олегу и тем более к менеджерам банка. Это все эмоции. Они бывают у людей. Ничего страшного».

О проектах в финансовом секторе

«Мы сейчас выбираем между разными стратегиями: будемли мы это делать в партнерстве, будетли это неорганический рост с помощью, возможно, покупки или объединения с другими игроками, или, может быть, все начнем с нуля <…> Нам очевидно, что нам нужно иметь банковскую лицензию. <…> На сегодняшний день «Яндекс» вообще не представлен на финансовом рынке. Если мы начнем что-то делать, то мы будем точно слабейшим игроком в самом конце этого забега <…> Наши амбиции сильно зависят от того, по какому пути мы пойдем. Решимли все разрабатывать с нуля или это будет какое-то партнерство. О каких-то конкретных продуктах говорить пока рано. Пока мы не сформулировали мысли так, чтобы о них можно было членораздельно рассказать. Но реалистичный срок, через который, условно, мы сможет выдать первые кредиты, карточки,— это порядка 12 месяцев».

Глава «Яндекса» о «разводе», экосистемах и Тинькове: главное из интерв

О запросах властей на раскрытие данных

«Яндекс»— это компания, которая свою основную деятельность ведет в России, и правоохранительные органы знают, как правильно формулировать эти запросы, оформлять их. В случае с Google существенная часть перенаправляется в зарубежное подразделение, которое является поставщиком услуг для пользователя, и там находят больше формальных причин для отказа. Если российские правоохранительные органы научатся там работать, будут знать все тонкости, как сформулировать правильно запрос, то, видимо, Google будет вынужден отвечать чаще. Если сравнивать статистику на домашних рынках, то все мы— «Яндекс», Google, Microsoft, Apple, Facebook— отказываем одинаково, примерно в 13–17% случаев».

О «колдунщиках» и ранжировании в поиске

«В России основные вопросы строятся вокруг ранжирования результатов поиска, то есть порядка ссылок. Мы являемся платформой, благодаря которой сайты получают пользователей. Мы сформулировали для себя внутренний принцип, по которому все равны: если упрощенно, наши сервисы ранжируются по тойже методике, что и обычные сайты <…> Этот принцип никогда не нарушается с одним исключением— если вы введете поисковый запрос «самоубийство», то первой ссылкой возникнет телефон доверия и психологической помощи. Это ручное вмешательство <…>.Мы стараемся, чтобы каждый сайт в поисковых результатах, каждый сервис был максимально подробный, насколько можем это сделать <…> «Яндекс» не существует в безвоздушном пространстве, мы конкурируем с другими игроками и, если говорить конкретно про поиск, с Google. Один из важнейших компонентов— это качество продукта, который мы поставляем людям. Можно былобы предписать поисковым системам, «Яндексу» например, чтобы все результаты были одинаковыми, просто ссылки и заголовок на странице. Но потеряет потребитель, потому что такая «стерилизация» приведет к ухудшению продукта».

Про сериалы и Netflix

«Пока мы видим по результату, что [«Кинопоиск»] это успешное направление. У нас вышло пять сериалов: «Премьер-министр», «Анна Николаевна», «Беспринципные», «Просто представь, что мы знаем» и «Водоворот». Признаюсь, мне лично не все пять нравятся <…> Сотни тысяч людей посмотрели каждый сериал <…> Но из-за того, что общая подписочная база еще не очень большая, «Кинопоиск» пока не стал прибыльным. Но, в отличие от Netflix, у «Яндекса» подписка— это не только кино и сериалы. У нас есть единая подписка на музыку, кино, сериалы, много других сервисов и т.д. Это стратегически важное направление для компании, у нас более 5 млн подписчиков в России, существенная аудитория за пределами страны. И мы хотим в разы увеличить их количество в следующие годы. Это должно стать одним из основных бизнесов «Яндекса».

Анна Балашова, Ирина Парфентьева