Глава «Траста» назвал арест своего зама ударом для предпринимательства

0
60

Глава «Траста» назвал арест своего зама ударом для предпринимательства

Александр Соколов увидел риски для инвестклимата и предпринимательства в деле своего зама Михаила Хабарова. Он подчеркнул, что сам «Траст» никогда не переводит экономические споры в уголовную плоскость

Глава «Траста» назвал арест своего зама ударом для предпринимательства

Александр Соколов

Председатель правления банка непрофильных активов «Траст» Александр Соколов в интервью телеканалу РБК прокомментировал арест своего заместителя, главного исполнительного директора «Траста» Михаила Хабарова по обвинению в крупном мошенничестве.

«Это и сюрпризв негативной коннотации, и удар для всего коллектива и для меня персонально»,— сказал Соколов. По его словам, на основании информации, которая есть сейчас, можно сделать вывод, что речь идет скорее о «споре хозяйствующих субъектов». Такие споры должны решаться в экономической, а не в уголовной плоскости. Такие прецеденты— удар и для инвестиционного климата страны, и для предпринимательства как такового, считает Соколов. «Если наши бизнесмены попадут в ситуацию, когда они в результате бизнес-конфликтов, неудачных экономических решений, не совершая преступлений, будут стоять перед риском уголовного преследования, то это крайне затруднит развитие предпринимательства»,— подчеркнул топ-менеджер.

Соколов подчеркнул, что Хабаров— одна из ключевых фигур «Траста». «Да и чисто по-человечески он нам близок», — сказал глава банка.

В «Трасте» Хабаров отвечает за управление промышленными активами,поступившимина баланс банка после санации трех крупных частных банковских групп — «ФК Открытие»,БинбанкаиПромсвязьбанка. 9 октября Хабаров был помещенпод арест до 30 ноября. 14 октября стало известно, что ему предъявили обвинения в мошенничестве в особо крупном размере (ч.4 ст.159 УК РФ).

Дело противХабаровабыло возбуждено по жалобе его бывшего делового партнера, владельца 43%логистическогооператора «Деловые линии» АлександраБогатикова. Он утверждает, что Хабаров в составе группы лиц похитил у него 900 млн руб., принудив заключить опцион на продажу 30% в «Деловых линиях».

Соколов рассказал, что на момент назначения Хабарова в «Траст» он слышал о корпоративном конфликте Хабарова в «Деловых линиях». «Мы понимали, что есть из прошлой жизни бизнес-спор, но мы не могли представить, что он перейдет в плоскость уголовного преследования»,— сказал Соколов. В тоже время, он подчеркнул, что сам «Траст» никогда не переводил экономические споры в уголовную плоскость. В тоже время Соколов признал, что во многих кейсах, которые ведет «Траст», есть составы уголовного преступления, о которых банк непрофильных активов сообщает правоохранителям. «Здесь важно не путать— это не перевод экономики в уголовку»,— добавил он.

До 2014 года Хабаров руководил инвестиционной компанией А1 (входит в «Альфа-групп» Михаила Фридмана и партнеров). В 2014 году, по версии следствия, Хабаров, зная о проверках в «Деловых линиях», сообщил Богатикову, что проверки проводятся по его инициативе. Хабаров якобы пообещал Богатикову прекратить проверки и обеспечить «покровительство» за 30% от чистой прибыли компании ежемесячно (о версии следствия писал Forbes и подтверждал адвокат Хабарова). В случае отказа Хабаров пригрозил Богатикову привлечением к уголовной и налоговой ответственности, на самом деле не имея никакого влияния в правоохранительных и контролирующих органах, отмечают следователи.

Читайте на РБК Pro

Глава «Траста» назвал арест своего зама ударом для предпринимательства

Как правильно вести себя на допросе у следователя: семь вредных мифов

Глава «Траста» назвал арест своего зама ударом для предпринимательства

Почему топ-менеджеры крупнейших банков мечтают вернуть всех в офисы

Глава «Траста» назвал арест своего зама ударом для предпринимательства

Как запоздалый выход iPhone ударит по поставщикам Apple

Глава «Траста» назвал арест своего зама ударом для предпринимательства

Книжная полка от McKinsey: что читали лидеры летом 2020 года

После этого Хабаров якобы заставил Богатикова подписать опционное соглашение о продаже по фиксированной цене $60 млн 30% «Деловых линий» и договор об оказании услуг. В итоге Богатиков, по версии следствия, с декабря 2014 по май 2017 года перечислил Хабарову 842 млн руб., которые Богатиков считает похищенными. В начале 2018 года Хабаров уведомил Богатикова о расторжении опциона и договора об оказании услуг, после чего обратился в Лондонский международный коммерческий арбитраж о взыскании с Богатикова $153 млн за убытки по опционному соглашению.

Расторжение опционного соглашения было связано с тем, что в 2018 году единственным владельцем «Деловых линий» стала компания «0578 Холдинг», в которой 43% принадлежалиБогатикову, а 57%— несколькимфизлицам, в том числе 12,5%— ТатьянеБашмаковой, экс-гендиректору«Нафта Москва»СулейманаКеримова. Переход 57% «Деловых линий» третьим лицам сделал де-факто невозможным выполнением заключенного в 2015 году опционного соглашения междуБогатиковыми Caledor,указывалпредставитель компанииХабарова.

Суд в Лондонерешил взыскать $58 млн с Богатикова. По мнению адвоката Хабарова Владимира Слащева, возбуждение дела— попытка «заставить Хабарова отказаться от взыскания с Богатиковаэтого долга.

Георгий Перемитин Павел Демидович