Экономисты увидели риск стагнации в России после пандемии

0
37

Экономисты увидели риск стагнации в России после пандемии

Экономисты РАНХиГС и РЭШ не видят оснований для выхода экономики России на темпы роста выше 3% после пандемического кризиса. Этому мешают отсутствие структурных изменений и снижение потребительского спроса на фоне падающих доходов

Экономисты увидели риск стагнации в России после пандемии

Прогноз правительства, ожидающего роста российской экономики в ближайшие годы на 3% и более, необоснованно оптимистичен, полагают эксперты экономического клуба ФБК, принявшие участие 20 октября в дискуссии «Накрытые второй волной. За счет чего будет выживать экономика: нефть, долги, резервы?». По их мнению, без изменения действующей экономической модели в условиях сокращения населения, снижения спроса на нефть и падения реальных доходов граждан Россию после пандемического кризиса ждет стагнация.

Проблемы экономической модели

Надежды правительства на быстрое восстановление экономики не оправданны, полагает ректор Российской экономической школы (РЭШ) Рубен Ениколопов. «Мало того, что в прогноз Минэкономразвития не заложена вторая волна [COVID-19], не совсем понятна обоснованность такого оптимистичного прогноза по росту в 2021-м и особенно в 2022 году»,— замечает он.

Правительство не заложило в базовый и консервативный варианты макропрогноза вторую волну коронавирусной инфекции, однако в документе указывается, что она остается «ключевым источником риска для параметров прогноза». В базовом варианте макропрогноза (.pdf), одобренном правительством, ожидается, что ВВП России вырастет на 3,3% в 2021 году после падения на 3,9% в 2020 году. В 2022 году темпы роста ускорятся до 3,4%, в 2023 году составят 3%. РБК направил запрос в Минэкономразвития о возможности пересмотра макропрогноза в связи с новым витком роста заболеваемости коронавирусом осенью.

Экономисты увидели риск стагнации в России после пандемии

Но никаких структурных изменений в экономике, конкретных мер, способных обеспечить долгосрочное повышение темпов роста ВВП, не заложено, подчеркнул ректор РЭШ. Пока идеи защиты инвесторов, снижения рисков государственного вмешательства, дерегулирования экономики «остаются на уровне риторики», в то время как очевидными проблемами остаются слабая защита прав собственности и высокие риски инвестиций для частного некрупного бизнеса, у которогов отличие от госкорпораций и крупных игроков, нет лоббистских возможностей, полагает Ениколопов.

Правительство в базовом варианте прогноза ожидает рост инвестиций на 3,9% в 2021 году после спада на 6,6% в текущем году. В консервативном варианте прогноза указывается, что накопленные убытки компаний будут сдерживать восстановление прибыли и, как следствие, инвестиционной активности. Предполагается длительное сохранение пониженной деловой активности в отраслях, деятельность которых была ограничена в целях борьбы с распространением COVID-19.

Читайте на РБК Pro

Экономисты увидели риск стагнации в России после пандемии

Как правильно вести себя на допросе у следователя: семь вредных мифов

Экономисты увидели риск стагнации в России после пандемии

Почему топ-менеджеры крупнейших банков мечтают вернуть всех в офисы

Экономисты увидели риск стагнации в России после пандемии

Как запоздалый выход iPhone ударит по поставщикам Apple

Экономисты увидели риск стагнации в России после пандемии

Книжная полка от McKinsey: что читали лидеры летом 2020 года

Счетная палата тоже раскритиковала официальный прогноз развития российской экономики, посчитав его излишне оптимистичным и указав, что даже его консервативный вариант имеет признаки целевого. Спад ВВП России в 2020 году на фоне пандемического кризиса, по оценке аудиторов, будет находиться в диапазоне 4,2–4,8%, что больше ожидаемого правительством сокращения экономики на 3,9%. Темпы роста российской экономики в 2021–2023 годах не превысят 3%, а в условиях более медленного восстановления мировой экономики и введения частичных ограничений в ряде стран в период между осенью 2020 года и весной 2021 года (вторая волна пандемии) рост ВВП будет в диапазоне около 2%, полагают аудиторы.

Без диверсификации экономики Россия не способна достигнуть долгосрочных темпов экономического роста в условиях падения спроса на нефть и сокращения рентных доходов; если экономическая модель не будет изменена, то страну ждет стагнация, продолжил ректор РЭШ. «Четкого, ясного видения стратегии экономического развития страны сейчас не сформулировано. <…> Пока что все выглядит так, как будто мы считаем, что у нас нормальная экономическая модель, так все и будет, но немножко надо подрихтовать. Если это нормальная экономическая модель, то мы будем наблюдать примерно теже темпы роста, что мы наблюдаем последние десятьлет. По сути, это стагнация»,— сказал Ениколопов.

Экономисты увидели риск стагнации в России после пандемии

С 2013 года максимальный темп роста ВВП России не превышал 2,5%, а среднегодовой темп роста экономики с 2013 по 2019 год составил 0,9%, следует из расчетов Счетной палаты.

Последствия падения доходов россиян

Пандемический кризис привел к резкому сокращению заработков россиян: по данным Росстата, реальные располагаемые денежные доходы населения во втором квартале 2020 года упали сразу на 8,4% в годовом выражении, что стало рекордом в XXI веке, в третьем квартале они продолжили сокращение и снизились почти на 5%. Затяжной спад денежных доходов россиян в долгосрочной перспективе будет сдерживать выход российской экономики из стагнации, полагает директор Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС Татьяна Малева. «Какой экономический рост мы хотим при падающих доходах населения?»— сказала она. Главная стратегия выживания россиян в условиях падения денежных доходов— это экономия и минимизация расходов, что неизбежно будет сдерживать потребительский спрос, добавила Малева.

Экономисты увидели риск стагнации в России после пандемии

Основную часть социальных трансфертов государство во время острой фазы пандемического кризиса направило семьям с детьми, но одна из самых пострадавших категорий населения— работники до 30 лет, не имеющие детей,— получили минимальную помощь от властей, подчеркнула она. «Именно эта группа сейчас входит на рынок труда, а их трудовая жизнь начинается с шока: нет ни работы, ни денег. Я думаю, что речь может идти не только о краткосрочных, но и среднесрочных последствиях: так недолго и трудовое поколение потерять»,— предупредила директор Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС.

Принятые правительством антикризисные меры помогли оказать поддержку нуждающимся и уменьшить общее социальное напряжение, а также несколько снизить остроту ситуации для наиболее пострадавших отраслей, следует из заключения комитета Госдумы по экономической политике на правительственный макропрогноз. Но эти меры были направлены на «тушение пожара», но никак не на развитие национальной экономики, признают депутаты. Правительство должно создать условия для возвращения российской экономики на траекторию устойчивого развития в новых реалиях низких мировых цен на основные товары российского экспорта, подчеркивают парламентарии. Меры надо принимать на фоне нестабильности в мировой экономике и вероятности соскальзывания последней в масштабный кризис.

Экономисты увидели риск стагнации в России после пандемии

Ухудшение демографической ситуации

Структурным ограничением развития российской экономики является сокращение численности населения. Правительство уже двукратно ухудшило оценку сокращения общей численности населения России по итогам 2020 года— на 352,5 тыс. человек. Суммарно население страны за 2020–2024 годы уменьшится более чем на 1,2 млн человек, следует из предварительных оценок. Общая демографическая ситуация будет ухудшаться в том числе и из-за того, что во время острого кризиса возникают так называемые «каникулы в беременности», семьи откладывают планирование детей. «Соответственно, в начале 2021 года мы должны ждать еще большую яму в рождениях»,— предостерегла Малева.

По последним данным Росстата, за январь—август естественная убыль населения России уже достигла 346,9 тыс. человек, в то время как за аналогичный период прошлого года она составляла 219,2 тыс. человек. Смертность в России на фоне пандемии COVID-19, по данным Росстата, за январь—август 2020 года возросла почти на 6% в годовом выражении. За восемь месяцев текущего года умерло на 71748 человек больше по сравнению с аналогичным периодом 2019 года.

Юлия Старостина