Экономисты поспорили о росте безработицы до «катастрофических» масштаб

0
45

Экономисты поспорили о росте безработицы до «катастрофических» масштабов

Нынешний кризис может ознаменоваться по-настоящему масштабным сокращением работников. Безработица в России достигнет 8% в случае второй волны эпидемии и превысит 10% в случае затяжного кризиса, прогнозируют экономисты ЦМАКП

Экономисты поспорили о росте безработицы до «катастрофических» масштаб

Вызванный пандемией коронавируса кризис может вызвать «подзабытую проблему массовой безработицы»: ее уровень грозит подскочить до 8-10% от рабочей силы в случае реализации не оптимистического сценария, следует из доклада Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП).

Традиционно работодатели в России пытаются сохранить занятость ценой сокращения зарплат или пересмотра инвестпрограмм для высвобождения ресурсов на зарплаты, отмечают экономисты. Многие работники в пострадавших отраслях формально заняты, но находятся в неоплачиваемых отпусках, простое и неполной занятости, отмечается в антикризисном плане правительства, о котором писал РБК. При затяжной пандемии механизмы адаптации исчерпаются, и «наступающий кризис может быть первым, когда начнется по-настоящему масштабное высвобождение работников», прогнозирует ЦМАКП.

По статистике Росстата, доля безработных от рабочей силы выросла с 4,7% в марте до 5,8% в апреле 2020 года, это максимум с 2016 года. Такой уровень соответствует 4,3 млн безработных россиян. Росстат считает безработицу по методологии Международной организации труда (МОТ), которая учитывает не только зарегистрированных на бирже труда, но и фактически незанятых.

По последним данным Минтруда на 2 июня, официальная численность зарегистрированных в центрах занятости безработных достигла 2,1 млн человек. «Это фантастический рост, на 1,5 млн человек за два месяца— это очень много», прокомментировал РБК проректор Финансового университета при правительстве Александр Сафонов.

Сценарии ЦМАКП

Экономисты Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования оценили последствия для занятости в зависимости от глубины кризиса:

  • При оптимистичном сценарии карантин завершится в июне.

    Предприятия умеренно сократят сотрудников. Уровень безработицы на пике составит 5,3-5,6% (по данным Росстата, по итогам 2019 года она составляла 4,6%). Реальные зарплаты начнут расти на 0,5-0,7% в 2021 году и выйдут на устойчивый прирост в 2,3-2,7% в 2023 году;

  • Базовый сценарий предполагает повторный карантин из-за коронавируса осенью-зимой. Безработица вырастет до 8-8,3% в 2021 году и 7-7,3% в 2022-2023 годах. Реальные зарплаты сократятся на 4,5-4,8% в 2020 году и выйдут на темпы роста в 2,2-2,5% только в 2023 году;
  • В пессимистический сценарий заложено, что пандемия затянется до первого квартала 2022 года. Это вызовет глубокий шок мировой экономики с беспрецедентным падением мирового ВВП на 5-5,2%. В таком случае безработица в России вырастет до «катастрофических» 10,5-10,7%, причем острота проблемы сохранится даже в 2023 году с уровнем в 9-9,5%. Реальные зарплаты упадут на 9-9,3% в 2020 году и на 1,7-2% в 2021 году, рост на 2-2,5% ожидается в 2023 году.

Подробнее о сценариях ЦМАКП для российской экономики читайте в материале РБК ПРО.

Особенности

В России уже было как минимум три кризиса с массовым увольнением работников: 1995-1996 годов, 1998-1999 годов и 2008 года, отмечает Сафонов.

«В кризис 2009 году безработица уже достигала 8%. В нынешний кризис мы не прогнозируем высокую безработицу. Основной проблемой будет снижение доходов населения»,— отмечает научный сотрудник Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС Виктор Ляшок. За исключением пессимистичного сценария, прогноз ЦМАКП по безработице не выглядит катастрофичным, считает эксперт: «Безработица даже на уровне 8–10%— не такая страшная, чуть выше среднего уровня в Европе».

Рост до 8–10% не катастрофичен, согласна заведующая лабораторией исследований рынков труда и пенсионных систем РАНХиГС Елена Гришина: «Отдельные эксперты уже прогнозируют рост выше этого уровня. Другое дело— насколько может затянуться повышенный уровень безработицы, это вопрос открытый».

Ситуацию усугубляют долгосрочные тренды: модернизация и превышение числа ликвидированных рабочих мест над вновь созданными, внешняя конкуренция, указал Сафонов: «Большое количество предприятий «умерли» в предыдущие периоды, не выдержав конкуренцию с дешевыми китайскими производителями. Ощутимая доля малого бизнеса не пережила кризис 2015 года или была вытеснена с рынков крупными государственными или окологосударственными поставщиками». К неполной занятости, как правило, прибегают крупные предприятия, на которых действует административное влияние— указания властей. В среднем и малом бизнесе эта стратегия не работает, и они увольняют сотрудников. В этот кризис безработица будет ощущаться острее, потому что доля занятых в малом и среднем бизнесе выросла, а в госсекторе, который всегда был «островком стабильности», наоборот, сократилась, заключил Сафонов.