Что происходит в Нагорном Карабахе. Репортаж РБК

0
51

Что происходит в Нагорном Карабахе. Репортаж РБК

В воскресенье Степанакерт снова подвергся массированному обстрелу. Армия Карабаха нанесла ракетный удар по городу Гянджи. Военный конфликт длится уже больше недели

Что происходит в Нагорном Карабахе. Репортаж РБК

Степанакерт под огнем

Уже четвертый день подряд столица Нагорного Карабаха Степанакерт находится под непрерывным обстрелом. Обстрелы начинается с самого утра. В центре города нет огневых позиций, удары приходятся по гражданским объектам.

В пятницу один из снарядов задел военный госпиталь Степанакерта и разрушил несколько жилых домов. В тот же день взрыв повредил здание местного МЧС, пострадали несколько спасателей.

В субботу обстрелы города продолжались. Затишье днем длилось несколько часов, только время от времени срабатывала сирена воздушной тревоги, но она часто не угадывает начало бомбардировок.

В городе в этот день было необычайно тихо — на улицах не осталось почти никого, кроме военных и журналистов. Жители Степанакерта стараются не выходить из своих домов или бомбоубежищ из-за риска попасть под обстрел. В бомбоубежищах скрываются в основном пожилые, женщины и дети — многие живут в них с начала конфликта, уже семь дней.

Что происходит в Нагорном Карабахе. Репортаж РБК

Есть и те, кто временно покидает территорию Нагорного Карабаха, в основном жители прифронтовых городов и сел. Автобусы и минивэны с женщинами, стариками и детьми перед отправкой прячут под арками каменных домов. Мужчинам,гражданам непризнанной республики призывного возраста, выезжать из Нагорного Карабаха запрещено.

Читайте на РБК Pro

Что происходит в Нагорном Карабахе. Репортаж РБК

Как стать Cпикером: cоветы основателя re:Store Евгения Бутмана

Что происходит в Нагорном Карабахе. Репортаж РБК

Как управлять талантами в эру «масштабного бунтарства» — часть I

Что происходит в Нагорном Карабахе. Репортаж РБК

Билл Гейтс — о безумии конспирологов и новом Стиве Джобсе

Что происходит в Нагорном Карабахе. Репортаж РБК

Стратегия Иванушки-дурачка: как топ-менеджеру выйти из тупика за 9 шагов

В городе, который находится на военном положении, практически не нужны деньги — их принимают только в магазинах и в гостиницах. Редкие таксисты, которые не ушли на фронт, плату за перевозку не берут. Большинство кафе и ресторанов обслуживают людей бесплатно.

«Мы с воскресенья не берем денег», — говорит стоящая за кассой одной из столовых Степанакерта молодая женщина, наотрез отказывающаяся брать деньги за еду. Еды, воды и даже вина в городе много, проблем со снабжением нет, заверяет она. На выбор в столовой с десяток разных блюд.

Когда стемнело обстрел Степанакерта возобновился — это была самая ожесточенная бомбардировка столицы непризнанной республики с начала конфликта. Снаряды рвались через каждые полминуты, причем, со звуком, напоминающим кластерные, — один громкий взрыв, затем серия мелких, сливающихся в сплошную канонаду.

В последние дни фотосвидетельства разрушений Степанакерта и других населенных пунктов Карабаха стали появляться с задержкой в несколько часов или даже на сутки — силовики НКР настоятельно просят журналистов не рассказывать о том, куда попадают снаряды, чтобы Азербайджан не мог корректировать огонь.

После субботних ударов город погрузился в абсолютную тьму, свет остался только в случайных домах, которые оснащены автономными электрогенераторами.

Что происходит в Нагорном Карабахе. Репортаж РБК

Video

В воскресенье утром обстрел продолжился. Целью азербайджанских ударов стали электрическая подстанция Степанакерта и вышки местного оператора связи «Карабахтелеком». В результате воскресного обстрела есть пострадавшие, сообщило Минобороны Армении.

Удары за линией соприкосновения

Вечером в субботу президент Азербайджана Ильхам Алиев заявил, что армия страны взяла под контроль село Мадагиз на линии соприкосновения и объявил о возвращении ему исторического названия Суговушан. Позднее президент Азербайджана сообщил, что армия взяла под контроль семь сел в районах, прилегающих к Нагорному Карабаху, в том числеселаМадагиз на линии соприкосновения. Армия обороны Степанакерта это опровергает

На линии соприкосновения продолжаются ожесточенные бои, сообщило утром Минобороны Армении. В последние дни Армия обороны Нагорного Карабаха сообщала о по меньшей мере 50 убитых своих солдатах ежедневно. Перестрелки продолжаются без перерыва по несколько часов. Баку с воскресенья свои потери не публикует.

В ответ на субботние бомбардировки Степанакерта в воскресенье силы НКР обстреляли военные объекты городаГянджи, изаявилиоб уничтожении аэродрома. Впрочем, несколько снарядов, судя покадрам, которые уже выложили в сеть жители города, задели и гражданские объекты.

Гянджи — второй по численности населения город Азербайджана (300 тыс. жителей) после Баку (около 2 млн), он находится в 60 километрах от фронта.

Президент непризнанной республики Араик Арутюнянзаявил, что после обстрела столицы Нагорного Карабаха и гражданских объектов «находящиеся в крупных азербайджанских городах воинские части становятся мишенями армии обороны Арцаха». Кроме того, армия НКР обстреляла другой азербайджанский город Бейлаган. Он находится в нескольких десятках километров от линии боев.

«По моему приказу сегодня Армия обороны нанесла несколько ракетных ударов с целью обезвреживания военных объектов в городе Гянджа», — сказал он и добавил, что поручил прекратить огонь во избежание невинных жертв среди гражданского населения. Но в случае, если противник не сделает соответствующих выводов, «мы продолжим соразмерные и мощные удары, дезорганизуя и разрушая вражескую армию и тыл».

Азербайджанская сторона информацию о разрушении аэродрома Гянджи опровергла. Генпрокуратура Азербайджана сообщила о 24 убитых и 111 раненых мирных жителях в результате обстрела Гянджи.

Что происходит в Нагорном Карабахе. Репортаж РБК

Дорога из Степанакерта

Выехать из Степанакерта непросто, потому что практически все легковые машины, минивэны и автобусы брошены на вывоз гражданских лиц. Дорога до Гориса, ближайшего от границы НКР крупного армянского города, пролегает по горам и через перевалы с перепадами в несколько тысяч метров. Дорога занимает более двух часов. На выезде из Степанакерта и через каждые несколько километров — посты с автоматчиками, проверяют все проезжающие машины.

Скоростной режим для горного серпантина никто не соблюдает — машины мчатся как можно быстрее, почти не сбавляя скорость на крутых разворотах. В пятницу Азербайджан обстрелял эту дорогу — ракета попала в двухполосный мост в нескольких километрах от границы непризнанной республики и Армении (то есть в десятках километров от линии боев). Провал окружен дорожными конусами.

Что происходит в Нагорном Карабахе. Репортаж РБК

Из-за этого инцидента МИД Армении прекратил централизованно возить журналистов в НКР — тех, кто следовал в непризнанную республику в день обстрела, не пустили на границе, они заночевали в Горисе. Тем не менее, желающие попасть в Степанакерт могут это сделать, если найдут водителя, который согласится их туда отвезти.

У контрольно-пропускного пункта на границе Нагорного Карабаха и Армении со стороны непризнанной республики скопились десятки минивэнов и легковых машин — в некоторых помимо водителя только дети — по шесть-семь человек. «Желающие могут достать и надеть бронежилеты, но это совершенно не нужно, дорога безопасная», — говорил на переезде несколько дней назад сопровождающий группу иностранных журналистов работник армянского МИД. С той группой в непризнанную республику въехал и корреспондент РБК. Сейчас обстановка изменилась. Пограничники заметно лучше экипированы, чем тогда — почти на всех бронежилеты. Со стороны Армении ждет возможности проехать группа иностранных журналистов — все в бронежилетах и касках.

Через несколько десятков метров после КПП дежурят машины — помогают вывозить в Горис женщин и детей, чьи мужья и отцы могут довести их только до переезда, потому что им не разрешено покидать республику. «Мы вас отвезем и сразу назад. Нам все равно, кого везти. Вас или других. Я хочу помогать», — говорит уставший житель Гориса Маис, согласившийся подбросить на своей газели от КПП до города. Деньги он брать отказался.

Александр Атасунцев