Аналитики усомнились в изменении ключевой ставки ЦБ на фоне коронавиру

0
44

Большинство экономистов не ждут, что Центральный банк решится на повышение или снижение ключевой ставки. Регулятору придется принимать решение на фоне обвала цен на нефть, рубля и фондовых рынков

Аналитики усомнились в изменении ключевой ставки ЦБ на фоне коронавиру

Банк России на заседании в пятницу, 20 марта, оставит ключевую ставку неизменной— на уровне 6%, считают большинство опрошенных РБК аналитиков, а также все экономисты, участвовавшие в консенсус-прогнозе Bloomberg (свою оценку предоставил 21 эксперт). Рубль упал не так сильно, чтобы повышать ставку, а ее снижение может стать причиной финансовых рисков, считают они.

В каких условиях будет заседать ЦБ

  • В понедельник, 16 марта, несмотря на новые экстренные меры американской ФРС, резко снизившей ставку почти до нуля, как это было в кризисном 2008 году, западные рынки продолжили падать: индексы S&P 500 и NASDAQ рухнули на 12%, Dow Jones— более чем на 13%.
  • В сторону снижения двигался и российский фондовый рынок, хотя его падение было не столь глубоким. Индекс Мосбиржи опустился по итогам торгов на 2,1%, РТС— на 2,5%.
  • Курс доллара поднимался выше 75 руб., хотя затем опустился ниже 74 руб. Еще 5 марта, до развала сделки ОПЕК, американская валюта стоила меньше 68 руб.
  • Доходности ОФЗ подскочили более чем на 110 базисных пунктов по всей кривой доходностей с прошлого заседания ЦБ в начале февраля, а страновая премия за риск выросла с отметки 60 базисных пунктов в начале февраля до 230 базисных пунктов, отмечает в обзоре главный экономист Нордеа Банка Татьяна Евдокимова.
  • Котировки нефти марки Brent (цена российской Urals рассчитывается как производная от Brent) опускались в моменте ниже $30— впервые с января 2016 года.

ЦБ еще неделю назад принял ряд решений, направленных на борьбу с повышенной волатильностью на финансовых рынках, после того как распространение коронавируса было признано Всемирной организацией здравоохранения пандемией. Регулятор уже проводил аукционы РЕПО «тонкой настройки», через которые предоставляет ликвидность банкам, а также решил не применять до конца сентября надбавки к валютным кредитам, которые банки выдают производителям лекарств и медицинских изделий, а также к вложениям в их долговые ценные бумаги, номинированные в иностранной валюте. Кроме того, регулятор в связи с падением цен на нефть перестал скупать валюту в рамках бюджетного правила и начал продавать ее, хоть и в небольших объемах (на сумму около 3,6 млрд руб. в день).

На прошлой неделе ЦБ в своем последнем «сигнале» (обзоре по инфляции) перед неделей тишины использовал умеренные формулировки. Инфляция в годовом выражении в феврале замедлилась до 2,3% (значительно ниже таргета в 4%), но в начале марта внешние условия существенно изменились из-за срыва сделки ОПЕК и эпидемии коронавируса, признал регулятор. Вызванное этим ослабление рубля— «существенный, но краткосрочный проинфляционный фактор»: «Инфляция с низкого уровня последних месяцев будет возвращаться к цели Банка России быстрее, чем прогнозировалось ранее. Однако выраженное и продолжительное замедление мировой экономики, а также влияние возросшей неопределенности и произошедшего ужесточения денежно-кредитных условий на динамику внутреннего спроса могут стать значимыми дезинфляционными факторами среднесрочного характера».

Ни мягче, ни жестче

  • Необходимости ужесточать денежно-кредитную политику на фоне снижения ставок за рубежом сейчас нет, считает начальник центра разработки стратегий Газпромбанка Егор Сусин. ФРС США снизила ставку уже дважды— оба раза на экстренных заседаниях, до уровня 0–0,25%. На этом фоне рост ключевой ставки в России даст негативный эффект, считает Сусин.
  • «Мы считаем, что ставка останется неизменной. ЦБ может повышать ставку в двух случаях. Первый случай— это такая антикризисная мера, чтобы сделать рублевые ресурсы дорогими для участников рынка и таким образом сбить спрос на валюту. Этот шаг, очевидно, пока не нужен: рынок функционирует нормально, и пока я не вижу на нем каких-то панических настроений»,— сказал РБК главный стратег «Атона» Александр Кудрин.
  • Второй вариант, который может привести к росту ставок,— ускорение инфляции и рост инфляционных ожиданий. Но чтобы оценить, приведетли к этому сложившаяся ситуация, регулятору потребуется пауза в несколько месяцев, отмечает Кудрин: «Понятно, что любая девальвация имеет определенный эффект переноса на инфляцию. Но если посмотреть на текущее состояние рынка, то я не думаю, что инфляция по итогам 2020 года сильно отклонится от долгосрочного таргета ЦБ в 4%».
  • О снижении говорить тоже пока рано— сейчас ключевая ставка находится в нейтральном диапазоне, говорит Сусин: «Премия, которая есть в рынке по российским бумагам,— нормальная для этой ситуации».
  • Евдокимова также не ожидает изменения ставки: темпы инфляции сильно отстают от цели ЦБ, поэтому он сохранит ставку, если волатильность не будет расти. Изменение подхода возможно, если доллар приблизится к 80 руб., а евро— к 90.

Текущая неопределенность делает более оправданной именно паузу в изменении ставки, считает экономист «Ренессанс Капитала» по России и СНГ Софья Донец. Ситуация будет меняться в зависимости от развития вируса в России, отмечает аналитик. Если он не будет сильно распространяться, рост экономики останется положительным, а проинфляционные факторы будут важнее для решения ЦБ. Пока проинфляционные (ослабление рубля, которое хоть и может трансформироваться в ускорение инфляции на 2 п.п., сталкивается с вялым спросом) и дезинфляционные (снижение ставки ФРС, рост риск-премий) факторы друг друга балансируют. Заявление ЦБ также указывает на то, что он возьмет паузу, добавляет Донец.

Снижение глобальных ставок означает, что политика ЦБ сейчас относительно жесткая, пишет в обзоре экономист «ВТБ Капитала» по России и СНГ Александр Исаков, при этом инфляционные ожидания крепче, чем в 2014–2015 годах. ЦБ сохранит ставку и установит прогноз по инфляции на уровне 4,5–5%, ожидает аналитик. Регулятор даст нейтральные или «голубиные» сигналы, которые не будут исключать дальнейшего смягчения в этом году. К концу года ставка может снизиться до 5,5%, ожидают в «ВТБ Капитале».

Финансовый рынок закладывает повышение ключевой ставки на 25–50б.п., показывают месячные процентные свопы на ставку межбанковского кредитного рынка RUONIA, указывает аналитик Райффайзенбанка Денис Порывай. И ЦБ нужно это сделать сейчас, настаивает он: решение не повышать ставку будет означать, что регулятор слишком оптимистично оценивает риск оттока капитала из России на фоне общего неприятия риска и что в дальнейшем ему все равно придется повысить ее, в случае если ситуация с коронавирусом и ценами на нефть не улучшится. Согласно модели аналитиков Райффайзенбанка, которая анализирует поведение ЦБ в течение длительного периода времени, повышение должно былобы составить 1 п.п., добавляет Порывай, но в реальности можно ждать ужесточения на теже 0,25–0,5 п.п.

Вместо смягчения

Вместо снижения ставки ЦБ даст новые сигналы о расширении инструментов предоставления ликвидности и увеличении ее объемов, а также о дополнительных мерах, связанных с требованиями к капиталу банков, ожидает Егор Сусин. ФРС 15 марта, например, объявила об обнулении требований о резервировании к банкам (сейчас норма резервирования составляет 10%).

Стимулирующие меры, которые могбы реализовать ЦБ, врядли подействуют, считает Денис Порывай: «У нас экономика не стимулируется монетарными методами. Так, рублевое корпоративное кредитование сильно отстает от номинального роста ВВП уже несколько лет, хотя ставка снижалась. Российская экспортно ориентированная экономика в основном завязана на внешней конъюнктуре». А слишком низкая ставка может и вовсе вызвать риски для финансовой стабильности, добавляет он.